Средовые характеристики стратегии жизни личности

Современные тенденции развития общества достаточно противоречивы. Внешним условием, определяющим стратегию жизни в индивидуализирующемся обществе, является микросоциальная среда, которая имеет многомерную природу. Она очень динамична и может трансформироваться в самых различных направлениях. Другим важнейшим условием, определяющим стратегию жизни в условиях индивидуализации, является состояние социальной неравновесности.

Стратегия жизни в любых условиях определяется также и внутренними факторами - психикой личности. В процессе индивидуализации наблюдается асинхрония внутренней и внешней среды стратегии жизни личности. В постоянно изменяющихся условиях, когда возникают совершенно неожиданные ситуации, требующие поиска неординарных решений, актуальность приобретает не сумма усвоенных знаний и способность к логическому мышлению, а умение мобилизовать все имеющиеся ресурсы, как сознания, так и подсознания, воли и интуиции.

Внешней средой стратегического поля жизни личности в обществе можно считать социальное пространство, в котором разворачивается данная стратегия. В индивидуализирующемся обществе нарастают процессы автономизации человека, при этом дезинтегрируется ранее существовавшая социальная структура, но продолжает существовать социальная среда, содержащая иные структурные единицы. Даже если личность утрачивает связь с определенными социальными институтами, организациями, группами, человек полностью не изолируется от социума, остается определенное социальное окружение или микросоциальная среда.

C этих позиций вполне оправдано введение для анализа условий, определяющих стратегию жизни в индивидуализирующемся обществе, понятия «микросоциальная среда», включающего все социальные системы и несистемные социальные факторы, с которыми каждый человек находится в разнообразных видах взаимодействия в данный период своей жизни.

Таким образом, если рассматривать среду в социальном плане, то категория социальной среды свидетельствует о существовании объективного социального окружения по отношению к индивиду, группе, классу. В структурном плане социальная среда представляет собой социально-экономические, политикоидеологические и бытовые условия, а также совокупность людей, связанных общностью этих условий.

Что касается представлений о структуре микросоциальной среды, ее качественных и количественных характеристик, то здесь все обстоит гораздо сложнее. Микросоциальная среда может рассматриваться как сеть взаимоотношений без заведомого их ограничения рамками поселения, характера отношений с индивидом, находящимся в центре системы. Наиболее широкая сеть непосредственных личных связей состоит из тех, с кем возможны периодические взаимоотношения на неформальной основе.

Сети представляют собой сложные системы взаимоотношений и взаимной зависимости, которые возникают на различных основаниях (землячество, этические ценности, секты, дружба, сходство социального положения). В такого рода сетях не проявляются «регулярные» экономические связи и отношения, принижена роль денежных регуляторов рынка, но зато обеспечивается определенная социально-экономическая безопасность для тех, кто не может получить ее от официальных общественных институтов и традиционных экономических субъектов.

C точки зрения анализа внешних условий стратегий жизни в индивидуализирующемся обществе, микросоциальная среда представляет собой поле актуальных и потенциальных возможностей личности. Это часть или сфера личностного бытия, которая поддается сознательному изменению и конструированию в соответствии с принятыми ранее установками и ориентирами.

Микросоциальная среда - не мертвое застывшее образование, это скорее, вечно бурлящая маленькая вселенная, пребывающая в динамическом состоянии, находящемся в состоянии неравновесности. Это тоже внешнее условие, влияющее на стратегию жизни в индивидуализирующемся обществе. C позиций синергетической парадигмы неравновесность предполагает наличие макроскопических процессов обмена веществом, энергией и информацией между элементами самой диссипативной системы. Система может при этом испытывать глобальный качественный сдвиг в определенном направлении, причинно никак не связанный с характером малых воздействий. Возникновение новообразований в структуре микросоциальной среды связано с механизмом, который называется «возникновение порядка через флуктуацию» (по И. Пригожину). Неравновесные состояния в микросоциальной среде радикально изменяют и самого человека, и его жизненное положение. Они затрагивают структуру социального бытия на уровне повседневности, проникают в глубинные пласты психики, переворачивают привычные представления о жизни у любого человека.

Поэтому актуализируется проблема множественности возможных социальных миров и их несводимости. Возможный мир - это мир, который может быть или мог бы быть. По отношению к миру существующему, актуальному - он такая же реальность, но реальность не реализованная. Однако, кто может доказать, что эта реальность не будет реализована, если для этого сложатся соответствующие условия? Социальное явление произрастает не как одна-единственная ветка дерева. Наряду с тем, что актуализируется, невидимыми растут и все остальные возможные ветви.

Согласно представлениям современных социальных теоретиков, между различными возможными мирами проводятся «мировые линии» (термин Я. Хинтикки), позволяющие отождествить предметы в разных возможных мирах, вне зависимости от смысла, который им в этих мирах приписывается. Как показал Я. Хинтикка, проведение «мировых линий» опирается не на «устойчивые десигнаты языка», т.е. не на смысл или логику в ее формально-лингвистическом понимании, а на «знание случайных эмпирических фактов». Наличие таких «мировых линий» не делает миры эквивалентными, но делает их эквифинальными. Под эквифинальностью в данном случае понимается достижимость в ходе интеракции между участниками разных возможных миров некоторых взаимоприемлемых результатов, пусть даже по-разному понимаемых и интерпретируемых.

Таким образом, будучи рядоположенными, все эти событийствующие возможные миры оказываются свернутыми, вставленными друг в друга, как матрешки, и редуцированными к все той же единственной (для каждого участника своей) реальности. Но такая единственная социальная реальность, будучи на самом деле в каждый конкретный момент времени событийствующими возможными мирами, продолжает существовать по их законам (закономерностям «модальной логики» и модальности в языке). Микросоциальные среды, находящиеся в состоянии неравновесности и постоянного дрейфа, оказывают влияние на стратегию жизни. Социальное пространство дробится на особые, автономные «локалы», каждый из которых движется по своей собственной траектории, но «знает» о наличии других «локалов» (это знание фиксируется в термине «след»).

Таким образом, новая социальная реальность индивидуализирующегося общества сама создает предпосылки для реализации новых стратегий жизни личности. Однако, как справедливо считает А. Тоффлер, современный человек оказался неготовым к восприятию новой реальности. Условия жизни меняются столь быстро, что человек не успевает зафиксировать их системное единство. Чтобы решить эту проблему, обратимся к анализу внутренней среды стратегического поля жизни личности в индивидуализирующемся обществе.

Стратегия жизни личности разворачивается на стыке индивидуального и коллективного, психологического и социального, сознательного и подсознательного, то есть стратегия формируется в сознании личности, испытывая воздействие как окружающей социальной среды, так и особенностей других отделов психики личности. Если мы вернемся к сценарному подходу в понимании стратегии жизни личности, то образ экрана, доступного личности только с одной стороны, является границей, за которой начинается внутренняя среда стратегического поля личности или ее психика.

Психика личности, как считали и 3. Фрейд и К.Г. Юнг, состоит из нескольких дифференцированных, но взаимосвязанных систем. Согласно современным представлениям, в психической жизни выделяется три уровня: сознательное, предсознательное и бессознательное,

Стратегия жизни личности - это, прежде всего, продукт сознания. Сознание подчиняется принципу реальности, цель которого - сохранение целостности организма путем отсрочки удовлетворения инстинктов до того момента, когда будет найдена возможность достичь разрядки подходящим способом и/или будут найдены соответствующие условия во внешней среде. Принцип реальности предоставляет возможность индивидууму тормозить, переадресовывать или постепенно давать выход грубой энергии подсознания в рамках социальных ограничений и совести индивидуума. Таким образом, сознание является «исполнительным органом» личности и областью протекания интеллектуальных процессов и решения проблем.

Большинство этих процессов базируется на логических рассуждениях, представляемых в форме силлогизмов, и были сформулированы еще древнегреческим философом Аристотелем. Простым категорическим силлогизмом называется опосредованное умозаключение, посылки и заключения которого представляют собой категорические или атрибутивные суждения. Но, к сожалению, аристотелевская логика неадекватна своим возможностям, когда дело касается проблем, находящихся за пределами феноменального мира дуализма и относительности. Подобное случается в физике, когда законы Ньютона срабатывают лишь при определенных условиях, исключив которые, мы лишаем их дееспособности. В Эвклидовой геометрии существует 180 степеней треугольника, а кратчайшее расстояние между двумя точками - прямая линия, соединяющая эти две точки. Но неэвклидова геометрия установила, что эти утверждения не всегда верны. То же самое происходит и с рациональным мышлением, основанным на аристотелевских силлогизмах. Они очень важны и полезны до тех пор, пока мы имеем дело с проблемами на феноменальном уровне, пока человек находится в поле привычных отношений, четко определенных понятий, то есть пока «игра идет по правилам». Но стоит перейти к иному уровню бытия, когда начинается «игра по другим правилам», употребимость их вызывает сомнение. Эти условия правомерны и для социальных систем. Ни жизнь социальных систем, ни тем более человеческая жизнь не всегда вписываются в рациональные схемы развития.

Таким образом, рациональная деятельность сознания при формировании стратегии жизни личности в индивидуализирующемся обществе имеет определенные пределы, как в пространстве, так и во времени. Дальше начинается то, что 3. Бауман называет «территорией, непригодной для жизни». И тогда начинают работать компенсационные механизмы. Рациональность начинает испытывать сильное влияние подсознательных пластов психики, включаются в работу механизмы интуиции. Дело в том, что мозг человека использует всего 3-4% своих предельных возможностей. Кроме того, установлено, что на бессознательном уровне перерабатывается в секунду 109, а на сознательном - 102 битов информации. В этом плане уместно упомянуть о том, что существует и другая логическая система - неаристотелевская логика. Аристотелевская логика, или рациональное мышление, может быть классифицирована как вертикальное мышление, тогда как неаристотелевская логика, или внерациональное мышление, классифицируется как латеральное (горизонтальное) мышление. Латеральное мышление для объяснения чего-либо может употреблять аналогию, жест, звук, смех или паузу. Как правило, язык, используемый в данном случае, сжат и краток, символичен. Здесь на первый план выступают структуры бессознательного, отвечающие за интуицию, которая в создавшихся условиях начинает замещать забастовавшее сознание. И это не удивительно, ведь сознание похоже на поверхность или оболочку в обширнейшем бессознательном пространстве неизвестной степени мерности. Данную область психики личности К. Г. Юнг называет «коллективное бессознательное» и считает ее хранилищем скрытых воспоминаний, унаследованных от предков. Структурными компонентами коллективного бессознательного являются архетипы. Архетипы в трактовке К.Г. Юнга - это «связующее звено» между рациональным сознанием современного человека и «миром инстинкта» первобытного.

Под архетипами в современной науке понимают наиболее общие, фундаментальные, изначальные схемы миропредставлений, которые могут считаться общечеловеческими, а архетипическим, объединяющим человечество знанием является знание о структурировании миропорядка, а архетипы выступают смысловыми метками и кодами единого общечеловеческого алгоритма мироупорядочения. Этот алгоритм структурно изоморфен синергетической модели порядкообразования. Благодаря существованию архетипов в человеке любой эпохи присутствует «архаическое сознание», в обыденной жизни отодвинутое на задний план «рационалистическим». Коллективное бессознательное - врожденное, основание всей структуры личности, а следовательно, и стратегии жизни. Переживание мира во многом формируется коллективным бессознательным, но не полностью - иначе не были бы возможны ни вариации, ни развитие. Иными словами, существует предсформированная коллективная личность, избирательно проникающая в мир опыта, модифицируемая и развиваемая возникшими переживаниями. Индивидуальная личность - результирующая взаимодействия внутренних и внешних сил.

Начиная с неолитической революции, когда в человеческом сознании мир сузился до объекта его привычной деятельности, стали закладываться истоки современных представлений о стратегии жизни, основанной на субъект- объектных отношениях. Представления «человек-мир» оказались стертыми, забытыми и память о них хранится только в глубинных пластах подсознания. Однако в процессе индивидуализации общества эти процессы нарушаются. Социальная реальность, в которой человек только что успешно создавал и реализовывал свою стратегию жизни, превращается в социальный хаос. Рациональными методами найти выход из сложившейся ситуации не всегда представляется возможным, и тогда на помощь приходит память подсознания. Обращаясь к глубинам бессознательного, как к карте всеобъемлющего бытия, можно восстановить целостность окружающего мира и выработать новую стратегию жизни личности.

Для того чтобы активизировать информацию, скрытую в глубинах бессознательного, и чтобы реализовать новую стратегию, нужен определенный запас энергии. За процесс аккумулирования и высвобождения этой энергии отвечает еще один из пластов психики - подсознательное, которое руководит по сути дела энергетическими процессами человеческого организма. Понять смысл взаимосвязи стратегий жизни с уровнем энергетики личности или социальной группы можно, опираясь на идеи, заложенные в работах Л.Н. Гумилева, который объясняет формирование различных типов поведения людей, следовательно, и различных стратегий жизни личности, в рамках гипотезы пассионарности. Именно от уровня пассионарной энергии зависит жизненная активность человека и, в конечном счете, характер его стратегии жизни.

 

Литература:

  1. Васильева О.C., Демченко Е.А. Изучение основных характеристик жизненной стратегии человека // Вопросы психологии, 2001. - №2. - С.74-85.
  2. Горянина В. А., Масалков И.К. Преображение жизненных ситуаций. Эффективные психосоциальные технологии. - M., 1999.
  3. Купченко В.Е. Типологии жизненных стратегий // Актуальные проблемы современной психологии: сб. научных трудов. Вып. 1. Омск. 2002. - С. 28-34.
  4. Мдивани М.О., Кодесс П.Б. Методика исследования жизненных стратегий личности // Вопросы психологии, 2006,- № 4. - С. 146-150.
  5. Резник Ю.М.. Смирнов Е.А. Жизненные стратегии личности (опыт комплексного анализа). - M.. 2002.
Год: 2016
Категория: Педагогика