Профессиональные траектории женщин-математиков Франции и Казахстана: социологические аспекты

Прежде всего отметим, что профессиональная траектория женщин-математиков Франции и Казахстана в научной литературе еще не изучена. Естественно, в одной статье невозможно охватить все аспекты этой темы. Поэтому мы рассмотрим в статье только некоторые социологические аспекты истории, образования, труда женщин-математиков двух стран.

Упоминая Францию как родину философа Рене Декарта (1596-1650), мы часто забываем, что он был также выдающимся математиком. Именно XVI в. стал переломным в истории мате­матики. Одно упоминание имен великих французских математиков XVI-XX вв., таких как Франсуа Вьет (XVI в.), Рене Декарт, Блез Паскаль, Пьер Де Фермат, Жерар Дезаргес (XVII в.), Жан Д'Аламбер, Жозеф Луи Лагранж, Адриан-Мари Лежандр, Жозеф Фурьей (XVIIIb.), Эйварист Галуа, Огюстэн-Луи Коши, Жозеф Лиувиль, Энри Пуанкаре (XIX в.) и Жак Адамар, Андре Уеил, Жан Лерэй, Лоран Швартц, Жан-Пьер Ceppe (XX в.), говорит о высоком уровне развития математической науки во Франции.

В результате потери ряда выдающихся математиков в период между двумя «великими войнами», французская математическая школа пережила некий застой. Однако с конца 50-х г. XX в. французская математическая школа снова стала считаться одной из самых значительных наряду с американской, советской и английской школами математики. О статусе французских математиков на мировом уровне говорит количество лауреатов престижнейших в области математики премий и наград, таких как медаль Филдс, Приз Вульфа, Крафорда и др., а также количество приглашенных французских математиков на Всемирный Конгресс Математиков, проводящийся каждые 4 года. Так, с момента ее учреждения в 1936 г. более четверти всех удостоенных медали Филдс были французскими математиками.

Математика Востока, в отличие от древнегреческой математики, носила скорее прикладной характер и часто находила применение в торговле, строительстве, оптике, астрономии, географии, ремесле. Как считают историки, на развитие ближневосточной и индийской математических школ большое влияние оказала древнегреческая школа. Доступная нам история математики в странах Ближнего и Среднего Востока начинается в эпоху исламской цивилизации. В целом, эпоха исламской цивилизации в математических науках может быть охарактеризована не как эпоха поиска новых знаний, но — как эпоха передачи и улучшения знаний, полученных от греческих математиков. Типичные сочинения авторов этой эпохи, дошедшие до нас в большом количестве — это комментарии к трудам предше­ственников и учебные курсы по арифметике, алгебре, сферической тригонометрии и астрономии.

В начале IX века научным центром халифата становится Багдад, где халифы создают «Дом мудрости», в который приглашаются виднейшие учёные всего исламского мира — сабии (потомки вавилонских жрецов-звездопоклонников, традиционно сведущие в астрономии), тюрки и др. [1]. Среди математиков исламского средневековья историки упоминают Аль-Фараби, Аль-Хорезми, Сабит Ибн Курра, Аль-Бируни, Омар Хайяма, Насир ад-Дин ат-Туси, Аль-Каши и др. Особенно можно выделить деятельность выдающегося астронома и астролога Улугбека. В 1417-1420 гг. Улугбек основал на территории Центральной Азии (города Самарканд, Гиджуван и Бухара) ряд медресе, куда были приглашены выдающиеся математики и астрономы исламского мира. Медресе Улугбека было одним из лучших духовных университетов мусульманского Востока XV века. В учебном заведении читались лекции по математике, геометрии, логике, естественным наукам, сводам учений о человеке и мировой душе и богословию и читали их известные учёные того времени: Кази-заде ар-Руми, Джемшид Гияс ад-Дин Ал-Каши. Ал-Кушчи, а также сам Улугбек.

Очевидным является то, что женщины в истории математики отсутствуют. Опираясь на результаты историографического исследо­вания Ренаты Тобьес на наличие литературы, посвященной женщинам-математикам, можно утверждать, что, во всяком случае, женщины-математики не фигурируют в исторических справочниках, очерках, математических трудах. К слову, Джон Фовель (1990 г.) насчитал лишь 28 книг и статей, посвященных женщинам-мате­матикам. К первым работам такого рода относятся труды Мозан, увидевшие свет в период феминистского движения (1970 г.) в США, а также книга Вейера, опубликованная в 1897г. в Германии и содержащая 21 библиографический портрет женщин-математиков от Гепатии Александрийской до Софьи Ковалевской [2]. Во Франции изучением истории женщин-ученых занимался А.Ребьер (1897 г.) [3]. Существующая литература по истории женщин-математиков, относящаяся скорее к серии библиографических очерков, свидетель­ствует о том, что за исключением особых случаев, сведения о женщинах-математиках полностью отсутствуют вплоть до XX в.. Тем самым исключением стала Гепатия Александрийская (370-415 гг.), женщина-ученый греческого происхождения, философ, математик, дочь математика Александрийской школы Теона Александрийского.

В эпоху Средневековья девочки из благосостоятельных семей получили возможность получать образование наряду с мальчиками. Однако сведения о средневековых женщинах-ученых нигде не фигурируют.

Среди женщин-математиков XVIII столетия историки упоми­нают лишь несколько имен: Мария Гаэтана Аньези (1718-1799 гг.), Габриела-Эмилия Дю Шателе (1706-1749 гг.), Софи Жермен (1776-1831 гг.), Мэри Сомервиль (1780—1872).

В ХГХ в. женщины все еще остаются в тени. Академический мир математики оставался для них также закрытым до тех пор, пока в 1874 г. Софья Ковалевская (1850-1891 гг.) не защитила докторскую диссертацию, став, тем, самым, первопроходцем среди женщин-математиков, желавших признания академических кругов. В последующее десятилетие были защищены еще две диссертации по математике: русская женщина Елизавета Федоровна Литвинова (1845-1919 гг.) защитила докторскую диссертацию по математике в 1878 г. в Берне (Швеция), англичанка Шарлотт Ангас Скотт (1858-1931 гг.) защитилась в Англии в 1885 г. в Лондоне (Англия) [4].

Среди математиков XX в. можно выделить несколько имен: Эмми Нетер (1882-1935 гг.), Хильда Гейрингер (1893-1973 гг.). В целом, в связи с актуализацией гендерных исследований в области социологии, истории, психологии и др. наук, в 70-ые годы XX в. проблемы женщин-математиков стали изучаться шире. Причины меньшей представленности женщин в науке, в частности, в математической деятельности, стереотипизация образовательного процесса, социализация и тендерная идентичность - все это и многое другое стало с тех пор предметом исследования ученых нескольких поколений. Более того, демократизация высшего образования, в смысле предоставления равного доступа к высшему образованию для мужчин и женщин, привела к увеличению количества женщин в университетах и, как следствие, к увеличению количества остепенен­ных женщин-математиков. Так, в США к 1940 г. насчитывалось 229 женщин докторов математики, а в Германии, к слову, в период с 1907/1908 г. по 1944/1945 г. 113 женщин получили степень доктора в области математики [5]. В целом до наших дней дошло более 118 имен женщин-математиков, живших и занимавшихся математикой в XX в., против 5 женщин-математиков в XVTII-XIX вв.

Некий вакуум, образовавшийся в истории женщин-математиков Казахстана, существует и по нынешний день. В действительности, в истории нашей страны было немало известных женщин, как в период великой степи, так и в советское время. Однако их имена были вписаны в историю скорее лишь потому, что их судьбы были связаны с важными в истории личностями, главным образом, мужчинами. Например, царица Томирис, одержавшая победу над великим полководцем своего времени царем Киром, Бопай-ханум -жена хана Абулхаира, Домалак ана - супруга Байдибек-Аты, Токмеил - мать Казыбек би, Айганым - бабушка Шокана Валиханова и супруга Уали, Рабига Султан-бегам - дочь Улугбека, Улжан и Зере -из семейства великого Абая Кунанбаева. Более того, женщин-математиков среди них нет.

После Великой Октябрьской социалистической революции высшее образование стало доступным и для женщин. Именно в первой половине ХХв. получив равные с мужчинами права, получили доступ во все отрасли науки, в том числе и к математике. В действительности, как уже отмечалось ранее, степень доктора наук присуждается с XJI в. (с 1130 г. в Болоньи и с 1231 г. в Сорбонне). Присуждение же степени доктора наук в России осуществляется с 1819 г. В СССР степень доктора наук присуждалась научным работ­никам с 1934 г., т.е. незадолго после учреждения Высшей Аттеста­ционной Комиссии СССР (ВАК СССР, 1932 г.). Среди наиболее известных женщин докторов физико-математических наук, получив­ших ученую степень за рубежом и в СССР можно отметить проф. Н.Н. Гернет (1877-1943 гг.), д.ф.-м.н. Е.А. Нарышкину (1895-1940 гг.), Академика П.Я. Кочину-Полубаринову (р. 1899г.), проф., д.ф.-м.н. Н.К. Бари (1901-1961 гг.), д.ф.-м.н. Л.В. Келдыш (р.1904 г.), д.ф.-м.н. П.Л. Чебышеву (р. 1966 г.), д.ф.-м.н. О.А. Ладыженскую (1922­2004 гг.), д.ф.-м.н. Н.Н. Уральцеву (р. 1934 г.), д.ф.-м.н. О.А. Олейник (1925-2001 гг.), д.ф.-м.н. С.А. Яновскую (1896-1967 гг.), д.ф.-м.н. И.Г. Башмакову (р. 1921 г.), д.ф.-м.н. Г.П. Матвиевскую (р. 1930 г.), д.ф.-м.н. К.Я. Латышеву (1897-1956 гг.), д.ф.-м.н. А.Б. Васильеву (р.1926   г.),   д.ф.-м.н.   Е.В.   Вронскую   (р.1898   г.), д.ф.-м.н. Л.Н. Запольскую (p. 1897 г.), проф., д.ф.-м.н. Ф.М. Кириллову (р. 1931 г.), д.ф.-м.н. Л.И. Чибрикову (р. 1925 г.).

15 января 1934 г. в Алма-Ате состоялось открытие Казахского государственного университета. В составе молодого университета в начале были два факультета: биологический и физико-математический. Физико-математический факультет ныне Казах­ского национального университета им. аль-Фараби был и остается одним из ведущих центров научных исследований и подготовки кадров по математике, механике и информатике в стране.

Начало отсчета развития собственно математической науки в Казахстане надлежит вести с 1935 г., когда И.А. Акбергеновым была защищена кандидатская диссертация по математике. В 1938 году И.Акбергенов, первый казах кандидат физико-математических наук был уничтожен органами НКВД.

Начавший свою работу с контингентом в 52 человека в 1934-1935 учебном году, в июне-июле 1939 г. состоялся первый выпуск молодых специалистов на физико-математическом факультете КазГУ, 17 первых казахстанских физиков и 12 математиков с университетским образованием, которые влились в ряды научно-педагогических кадров республики. К весне 1941 г. одним из аспирантов К.П. Персидского, молодым талантливым математиком В.П. Марачковым была подготовлена и успешно защищена кандидатская диссертация — первая диссертация по математике в Казахстане. В 1946 г. аспирантка К.П.Персидского О.Т. Матуцина стала первой женщиной в Казахстане, защитившей кандидатскую диссертацию по математике. В декабре 1952 года Приказом Министерства высшего образования СССР на факультете впервые в Казахстане был создан Ученый совет по приему к защите кандидатских диссертаций по физико-математическим наукам (математике, механике, физике). Первой женщиной казашкой, защитившей кандидатскую диссертацию по математике стала в 1967 г. P.M. Алимжанова. Всего в период с 1939 г. по 1977 г. в КазГУ 13 женщин защитили кандидатские диссертации по математике: О.Т. Матуцина (1946 г.), Р.П. Иванова (1961 г.), Д.Р. Шафиева (1964 г.), Р.В.Кудакова (1965 г.), Ф.Т. Бирюкова и Л.Н. Китаева (1966 г.), P.M. Алимжанова (1967 г.), Л.Д. Литвинова (1969г.), Г.Б. Крылдакова и Н.И. Лобанова (1971 г.), ТА. Жилкибаева (1972 г.), Ж.Т. Стрельцова (1973 г.), П.Т. Ицкова (1977 г.) [6].

Как уже было отмечено в предыдущих разделах работы, первые научные организации на территории современного Казахстана были открыты лишь в начале XX в. В 1932 г. в советском Казахстане насчитывалось свыше 10 научно-исследовательских организаций. В этом же году был основан Казахский филиал Академии наук СССР. В 1945 г. на базе филиала была основана Академия наук Казахской CCP (АН КазССР). Первым научным учреждением в составе АН КазССР, призванным возглавить развитие математической науки в Казахстане с учетом всесторонних интересов и нужд растущего народного хозяйства республики был Сектор математики и механикиа. Институт математики и механики был основан лишь в 1965 г. Среди выдающихся математиков института можно назвать Пентковского М.В., Персидского К.П., Аманова Т.И., Жаутыкова OA., Тай-манова А.Д., Акушского И.Я., Ким Е.И., Умбетжанова Д.У., Блиева Н.К., Отельбаева М.О., Султангазина У.М., Умирбаева У.У., Амербаева В.М. и др.

Среди бывших и настоящих сотрудников института, в частности, 7-и заслуженных деятелей науки и техники, а также 21 -го академика АН КазССР нет ни одной женщины. Более того, в период с 1971 г. по 2005 г. докторские диссертации защитили 64 сотрудника института и лишь 3 из них женщины: Алексеева Л.А. (1991 г.), Бижанова Г.И. (1994 г.) и Найманова А.Ж. (1998 г.). На 1 января 2010 года в соответствии с программами фундаментальных исследований Институт структурно представлен 9 лабораториями и тремя из них заведуют женщины: лаборатория функционального анализа и его приложений (д.ф.-м.н., проф. Бижанова Г.И.), лаборатория волновой динамики (д.ф.-м.н., проф. Алексеева Л.А.), а также лаборатория гидродинамики (д.ф.-м.н. Найманова А.Ж.) [7].

В действительности, о дискриминации по признаку пола в значении неравенства мужчин и женщин в сферах образования и труда, имевших место до начала XX столетия, речь не идет. Согласно принципу равенства, представляющего особую ценность для большинства современных стран люди равны между собой, несмотря на их расовую, территориальную, половую принадлежность, вероисповедание, сексуальную ориентацию, возраст и пр. признаки. Так, на сегодняшний день все более и более явным становится проявление неравенств, возникновение которых ученые связывают с установившимся в развитых странах мира демократическим и капиталистическим режимами, существование которых неразрывно связано с функционированием рыночной экономики. Иными словами, на данный момент мы имеем возможность отметить «двойственную природу неравенств», суть которой заключается в том, что одни виды неравенств исчезают вовсе, тогда как другие эволюционируют [8]. Таким образом, имея одинаковый доступ к медицинским услугам, люди зачастую могут быть совершенно неравны с точки зрения их доходов. Имея относительно равный доступ к образованию, люди нередко могут рассчитывать на разную степень защищенности и иметь неравные условия труда и пр.

Больше всего двойственная природа неравенств находит свое проявление в сравнении образовательных и профессиональных траекторий мужчин и женщин. Будучи представителями одной национальности, принадлежа к одной возрастной категории и имея одинаковый уровень образования, мужчины и женщины могут занимать различные с точки зрения их позиций должности, иметь отличные друг от друга условия труда, а также получать различную заработную плату за труд равной ценности. Так, положение женщин, во всяком случае, Франции и Казахстана кажется «парадоксальной»: согласно официальным статистическим данным двух стран, в среднем, женщины обеих стран учатся дольше, имеют лучшую успеваемость, чаще получают дипломы об окончании высшего учебного заведения, чем представители мужской половины населения и, тем не менее, большая доля безработных приходится на женщин. Более того, наблюдается сегрегация рынка труда на традиционно мужские и женские сферы занятости. Таким образом, меньше всего женщин представлено среди инженеров, менеджеров компаний, занимающихся транспортными, грузовыми перевозками и пр. Несмотря на свое желание и возможность посвящать больше времени профессиональной деятельности, а также признание со стороны национального и международного сообществ необходи­мости обеспечения профессионального равенства между представи­телями двух полов, женщины остаются менее представленными в сфере полной занятости, занимают отличные от мужчин, часто нестабильные должностные позиции и как следствие неравны перед лицом безработицы.

Как уже было отмечено выше, во Франции женщины учатся дольше, чем мужчины. Так, согласно показателю, именуемому как «ожидаемый показатель охвата обучением» (аналог показателя «ожидаемой продолжительности жизни», получаемый в результате суммирования показателей охвата обучением каждой возрастной категории населения), в 2008 г. средняя продолжительность лет обучения у мужчин была равна 18,5 годам, тогда как женщины посвящают образованию в среднем 19,1 лет [9].

Что касается получения дипломов о высшем образовании, можно заметить, что девушки чаще, чем молодые люди получают диплом бакалавра и др. дипломы. Таким образом, если в 1996 г. 50,5% молодых людей против 59,5% девушек получили степень бакалавра, то в 2001 г. их количество достигло 57,9% и 66,9%, соответственно. В 2005 г. уже 59,8% молодых людей против 71,1% девушек были обладателями степени бакалавра. Более того, девушки имеют на этом уровне образовательной системы лучшую академическую успевае­мость, нежели молодые люди (82% против 77% соответственно) [10].

На уровне высшего образования молодые люди меньше всего представлены в университетах страны. Несмотря на то, что на уровне Лиценциата (Licence) можно отметить относительное равенство студентов по половому признаку (49,6%), в 2001-2002 академическом году на университетскую молодежь приходилось всего 44% парней [11].

Еще более интересной представляется статистика по типу обучения. Если в подготовительные классы для поступления в Высшие школы или специализированные высшие учебные заведения (Classes preparatoires aux grandes ecoles - CPGE), в школы инженеров (Ecoles d'ingenieurs), а также в школы коммерции (Ecoles de commerce) поступает 59,5%, 76,4% и 53,4%, соответственно, то девушки чаще всего выбирают медицинские и социо-гуманитарные направления [12]. К слову, в 2005/2006 учебном году девушки составили лишь 24% учащихся подготовительных классов по математике (CPGE - MP). Более того, в 2005/2006 академическом году среди учащихся Высшей Нормальной школы Парижа (ENS de Paris), Лиона (ENS de Lyon) и Школы Кашан (Cachan) (которые являются наиболее престижными высшими учебными заведениями Франции в области математики - прим. Авт.) девушки составили лишь 7%, 5% и 16%, соответственно [13].

Помимо половой сегрегации вертикального типа (специализиро­ванные высшие учебные заведения остаются самыми престижными во Франции - прим. Авт.) в системе высшего образования Франции можно заметить и другой, горизонтальный тип сегрегации. Так, на уровне бакалавриата (во Франции, в отличие от Казахстана, бакалавриату соответствует обучение в выпускных классах средней школы) девушки предпочитают направление «Литература и социальные науки». Согласно статистическим данным, в 2001-2002 академическом году 83% девушек обучалось по направлению «Литература» (terminale litteraire), в то время как 64% и 44% остановило свой выбор, соответственно, на экономико-социальном (terminale economique et social) и научном (terminale scientifique) направлениях бакалавриата. Среди специальностей, осваиваемых в рамках литературной- секции, наиболее маскулинной остается специальность «Искусство». В данной подсекции обучается более 20,6% парней. Что касается, технологической секции бакалавриата, то наибольшее количество девушек (95%) зарегистрировано в подсекции «Медико-социальные науки» (sciences medico-sociales/SMS) [14].

Безусловно, различия между мужчинами и женщинами при выборе направлений обучения в бакалавриате сказываются на показателях половой сегрегации и на уровне высшего образования. Так, не удивительно, что более 73% девушек, получивших дипломы по литературному, экономико-социальному и научному направ­лениям бакалавриата в университетах чаще всего идут учиться на филологические, социо-гуманитарные и правовые факультеты. Так, на третьем году Лиценциата по специальности математика (L3) в 2005 г. девушки составили 39% учащихся и уже 33% на уровне магистратуры [15].

В учебных заведениях, приравненных по статусу к высшим учебным заведениям, но которые, по сути, являются более специализированными, создается еще более контрастная картина, что касается различий юношей и девушек в выборе специальности. Таким образом, не менее 74% девушек обучаются в школах и институтах, обучающих медицинским специальностям, в школах журналистики и нотариата. В 2001 г. девушки составляли большин­ство всех учащихся педагогических институтов (82%). И напротив, девушки меньше представлены в школах архитектуры (ecoles d'architectes) - 38%, школе инженеров (23,6%), а также в школе ветеринаров (45%). Еще меньше девушек обучается в таких престижных специализированных высших учебных заведениях как Политехническая Высшая школа (Ecole Polytechnique), где обучалось 2% девушек в 1972 г. и 1.5,4% в 2002 [16].

Что касается ситуации в Казахстане, согласно результатам всеобщей переписи населения 1999 г. женщины, в совокупности, обладают более высоким уровнем образования, чем мужчины [17]. Если говорить об обладании дипломами о высшем образовании, то количество дипломированных женщин превышает соответствующее количество мужчин лишь в возрастной категории от 20 до 49 лет среди городского населения и в возрастной группе от 22 до 44 лет среди сельского населения [18]. Это говорит о том, что только с 70-80 гг. XX века количество дипломированных женщин начало превышать количество дипломированных мужчин.

На уровне среднего специального образования, что во Франции соответствует обучению в отдельных институтах и колледжах, юношей немного больше, чем молодых девушек (98,5% юношей против 97,5% девушек) [19].

Что касается ситуации в Казахстане, то и здесь девушки учатся, в среднем, дольше, чем юноши. Более того, девушки показывают лучшую академическую успеваемость. Так, количество парней, остающихся на второй год обучения, превышает в 3-4 раза количество девушек. После получения аттестата о среднем образовании юноши часто выбирают учебу в специализированных колледжах, что во Франции соответствует обучению в бакалавриате. Часто такой выбор можно объяснить тем, что средне специальное образование часто предполагает более ранний выход на рынок труда [20].

На сегодняшний день, на уровне высшего образования женщин представлено несколько больше, чем мужчин: 58% от общей численности учащихся в 2009/2010 академическом году [21]. Вместе с тем, необходимо отметить, что женщины часто выбирают «традиционно женские» специальности. Так, девушки представляют собой большинство на факультетах педагогики (75,5%), экономики (70%), культуры и искусства (69,5%), а также медицины (66,8%). И напротив, девушки меньше всего представлены в отделениях, обучающих инженерным специальностям, в частности, таким как электроэнергетика (11,2%), транспортная техника (5,3%), а также аэротехника (4,5%) [22]. В начале 2009/2010 академического года на уровне бакалавриата девушки составили лишь 34,6% учащихся естественно-научных факультетов [23].

На рынке труда можно наблюдать ситуацию очень схожую с той, что складывается в образовательных сферах Франции и Казахстана. Таким образом, во Франции, также как и в Казахстане, женщины представляют собой меньшинство в общей численности занятого населения страны. Согласно данным Национального Института статистики и экономических исследований (Institut National de Ia statistique et des etudes economiques - INSEE), в 2003 г. среди экономически активного населения Франции в возрасте от 15 до 64 лет 63,4% приходилось на женщин, против 74,6% мужчин [24]. Также, необходимо отметить, что лишь 47,9% женщин против 79,9% мужчин задействованы в сфере полной занятости.

Как уже было отмечено выше, положение казахстанских женщин не сильно отличается от ситуации, сложившейся во Франции. В 2003 г. количество экономически активных женщин в возрасте от 15 лет и более достигло 65% против 75,6% мужчин. Этот разрыв в показателях сохранился и в 2004 г.

Одновременно с этим, женщины двух стран в профессиональной жизни сталкиваются с явлением, которое ученые называют «эффектом стеклянного потолка» («plafond de verre») или «эффектом клейкого пола» (« plancher collant»), под которым подразумевается совокупность видимых и невидимых препятствий, последствиями которых может быть меньшая доступность для женщин ключевых позиций, позиций власти [25]. Во Франции, в 2002 г. 15% женщин против 23% мужчин, работающих в пред­приятиях с количеством служащих от десяти и более человек, были отнесены к социо-профессиональной группе «специалистов высшей категории» (categorie socio-professionnelle « cadres ») [26]. В то время как в Казахстане женщины доминируют в группе обладателей промежуточных профессий и меньше, чем мужчины представлены в категории управленцев [27].

Согласно официальным данным двух стран, женщины Франции и Казахстана, в среднем, получают меньшую заработную плату, чем мужчины. Неравная заработная плата за труд равной ценности - это, пожалуй, наиболее распространенный пример проявления сексизма в сфере бизнеса и труда. По результатам исследования, проведенного Национальным Институтом статистики и экономических исследо­ваний (Institut National de la statistique et des etudes economiques, INSEE - France) в 2002 г., среднемесячная заработная плата женщин была на 25,3% ниже среднемесячной заработной платы мужчин. В Казахстане соответствующий разрыв в оплате «мужского» и «женского» труда также остается значительным. Так, в таких традиционно мужских сферах занятости как строительство и рыболовное хозяйство заработная плата женщин составляет, соответственно, 82,4% и 83,1% от заработной платы мужчин. В традиционно женских сферах занятости наблюдается несколько меньший разрыв: 83,1% от заработной платы мужчин в сфере здравоохранения и 80,1% - в сфере образования [28]. Автор книги «Почему мужчины получают больше», ученый Уоррен Фарелл склоняется к мнению, что мужчины получают больше потому, что чаще берутся за неудобную и не доставляющую удовольствия работу, соглашаясь на длительные командировки, на работу в опасных условиях, на работу, связанную с финансовым риском, и т.п. Однако, как уже было доказано многочисленными исследованиями, даже женщины, не состоящие в браке, не имеющие детей и обладающие здоровыми карьерными амбициями, зачастую сталкиваются с проявлением сексизма в виде низкой, по сравнению с мужчиной, заработной платной. Более того, существует целый ряд профессий, обладательницы которых зачастую зарабатывают больше их коллег-мужчин, в числе которых профессии топ-моделей, инженеров в сфере продаж, статистов и пр.

Изучение образовательных и профессиональных траекторий женщин-преподавателей высших учебных заведений Франции и Казахстана, в частности женщин-математиков показало, что данная категория женщин сталкивается с теми же проблемами, что и другие остальные.

Как и другие категории преподавателей, с начала семидесятых годов XX столетия количество преподавателей высших учебных заведений в целом сильно возросло. И, несмотря на то, что количество женщин-преподавателей высших учебных заведений увеличилось в несколько раз, на сегодняшний день во Франции 37,6% женщин имеют звание доцента (maTtresse de conferences) и лишь 15% - звание профессора (professeur). При этом эти данные превышают показатели десятилетней давности всего на 5% [29]. В целом, среди всех французских математиков, занятых в сфере высшего образования и научных исследований, женщины-математики в 2005 г. составили 20,4% против 20,9% в 1989 г. В области сугубо научных исследований, т.е. в CNRS женщины-математики в 2005 г. составили 16%, против 19% в 1989 г. [30]. По данным Национального Совета Университетов (Conseil National des Universites - CNU), предо­ставляющего ежегодный официальный отчет о количестве ученых кандидатов и докторов тех или иных наук, в 2010 г. во Франции женщины-математики, имеющие ученые звания доцента (maitresse de conference) и профессора первого класса (premiere classe des professeurs), составили 38% и 15,8% соответственно [31]. Более того, лишь каждые 2 женщины-математика из 27 числятся в Академии наук в области математики. Среди награжденных медалью Филдс нет ни единой женщины-математика.

В Казахстане в 2008 г. насчитывалось 10 780 исследователей, в том числе в области естественных наук - 3384 человек, 1873 (55,3%) из которых женщины. Однако, если учитывать, что в группу естественных наук входит не только математика, но и физика, ядерная физика, химия, геология, астрономия, информатика, механика, экология, география и гидрометеорология, то ситуация не кажется столь оптимистичной. Более того, несмотря на то, что в общей численности исследователей в области естественных наук женщины представляют большинство, среди исследователей, обладающих степенью кандидата или доктора наук, женщины составляют 47,3% [32]. В 2008 г. 31% всех исследователей Казахстана осуществляли свою научно-исследовательскую деятельность в высших учебных заведениях [33]. Общая же численность профессорско-преподаватель­ского состава (ППС) казахстанских вузов на начало 2009/2010 учебного года составила 39600 человек, в том числе имеющих ученые степени кандидата и доктора наук - 15 969 человек [34]. В частности, в Казахстане ученую степень кандидата и доктора наук имеет 58,1% и 31% женщин, соответственно. 52,8% женщин имеют звание доцента и лишь 25,4% - звание профессора [35]. Таким образом, в сравнении можно убедиться в том, что для казахстанских женщин-преподавателей «стеклянный потолок» находится несколько выше их французских коллег. Исключение составляют лишь женщины-математики. Ввиду того, что официальные статистические данные касательно точного количества ученых математиков в Казахстане отсутствуют и с учетом отсутствия ассоциации математиков (женщин-математиков) Казахстана, которые могли бы осуществлять подсчет математиков в стране, нами был проведен небольшой количественный анализ штатных сотрудников физико-математических факультетов, института математики. Согласно его результатам, женщины-математики представляют собой меньшинство в общей численности не только рядовых, но и остепененных сотрудников анализируемых учреждений. Так, по нашим подсчетам, женщины-математики, имеющие ученые степени кандидата и доктора физико-мате­матических наук составляют 35,7% и '12,3%, соответственно. Таким образом, существование тендерной асимметрии академических карьер женщин и мужчин математиков Франции и Казахстана становится очевидным.

 

Литература

  1. История математики. /Под ред. А.П. Юшкевича. ТомI. С древнейших времен до начала Нового времени. -M.: Наука, 1970. - С.205-206.
  2. Tobies R. Femmes et mathimatiques dans Ie monde occidental, un panorama historiographique -27. htp://sm f4.emath.fr/Piiblications/Gazette/2001/90/smf gazelle 90 26-35.pdf.
  3. Rebiere A. Mathimatiques et mathematicians : pensees et curios ites. - -P.282hUp://mllica.bnf.fr/ark:/12148^pt6k2049021/fl8.imase.
  4. Tobies R. Femmes et mathematiques dans Ie monde occidental, un panorama historiographique. - 28.://smf4. emath.fr/Publications/Gazette/2001/90/smf gazette 90J6-35.pdf.
  5. Tobies R. Femmes et mathematiques dans Ie monde occidental, un panorama historiographique. - 32.smf4.emath.fr/Publicatioris/Gazette/200l/90/smf gazette 90 26-35.pdf.
  6. kaznu.kz.
  7. math.kz.
  8. Dubet F. Les inegalites multipliies. - Paris: Editions de I'Aube, - P.8.
  9. Filles et Garcons a Tecole sur Ie chemin de I'egaliti. - Mars, - P.4. www .educaHon.gouv.fr. 
  10. Djider Z. Femmes et Homines: Ies inegalites qui subsistent. INSEE, n - Mars, 2002. - P. 3.
  11. INSEE Enquetes Emploi 2005, tableau «Activite, emploi et chomage selon la situation familiale et Ie nombre d'enfants».
  12. Duru-Bellat M. L 'ecole des filles: quelle formation pour quels roles sociaux? -Paris: L'Harmattan, -P. 27.
  13. ChapiraВ. Journie d'accueil des MCF et CR en maths. Paris, Institut Henri Poincari. - Janvier, 2011./evaluation.hvotheses. org/frfes/2011/03/ barbara-schapira-accueilMCF-ianvier2011 .pdf.
  14. Duru-Bellat M. L'icole des filles: quelle formation pour quels roles sociaux?-Paris: LHarmattan, -P. 27.
  15. Chapira B. Mathimaliciennes. Journie d'accueil des MCFet CR en maths. Paris, Institut Henri Poincari. - Janvier evaluation. hypotheses, org/files/ 2011/03/barbara-schapira-accueilMCF-ianvier 2011.pdf
  16. Duru-Bellat M. L'icole des files: quelle formation pour quels roles sociaux? Paris: L 'Harmattan, 2004 - 29.
  17. Образование в Республике Казахстан. Статистический сборник. Агентство PKno статистике. - Алматы, 2003. - С. 45.
  18. Rapport UNDP Gender Equality and the State of Women in Kazakhstan. For the support of the third millennium target: encouragement ofgender equality and the increase of women's rights and possibilities in Kazakhstan. - Almaty: UNDP, - P.34.
  19. Rapport UNICEF L 'investigation multi-indicatrice. Rapport final. - Almaty: UNlCEF, 2006.- P.
  20. Rapport UNDP Gender Equality and the State of Women in Kazakhstan. For the support of the third millennium target: encouragement of gender equality and the increase of women's rights and possibilities in Kazakhstan. - Almaty: UNDP, -P.36.
  21. Женщины и мужчины Казахстана. Статистический сборник. /Под ред. Смаилова А.А. - Астана, 2010 - С. 61.
  22. Rapport UNDP Gender Equality and the State of Women in Kazakhstan. For the support of the third millennium target: encouragement ofgender equality and the increase of women's rights and possibilities in Kazaklxstan. - Almaty: UNDP. - P.
  23. Женщины и мужчины Казахстана. Статистический сборник. /Под ред. Смаилоеа А.А. - Астана, 2010- С. 60.
  24. INSEE Enquites Emploi 2005, tableau «Actfs occupis selon Ia categorie professionnelle».
  25. Laufer J. Femmes et carrieres : la question de plafond de verre. Revue francaise degestion, 2004, n°I51. -P.
  26. Charpin J.-M. Femmes et Hommes: regards sur lapariti. - INSEE, 2004.-P.9.
  27. Занятость и оплата труда в Республике Казахстан. - Алматы: Агентство PKno статистике, 2004.
  28. Рынок труда в Республике Казахстан 1991-2001 годы. - Алматы: Агентство PK по статистике, 2003.
  29. Cacouault M., CEuvrard F. Sociologie de !'education. - Paris: La Dicouverte, -P. 96.
  30. ChapiraВ. Journee d'accueil des MCF et CR en maths. -Paris, Institut Henri Poincari. — Janvier, 2011. hltp://evaluation, hypotheses.org/files /201J'/ОЗ/barbara-schapira-accueil MCF-ianvler2011 .pdf.
  31. BiIan de la session 2009 de la section 26 du CNU hltp://cnu26. emath. fr/ bilanCNUpdf.
  32. Наука и инновационная деятельность Казахстана. Статистический сборник. -Астана,2009. - С. 32-33.
  33. Женщины и мужчины Казахстана. Статистический сборник. /Под ред. Смаилова А.А. - Астана, 2010. — С. 63.
  34. slata.kz
  35. Женщины и мужчины Казахстана. Статистический сборник. / Под ред. Смаилова А.А. - Астана, 2010. - С. 63.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Социология