Язык и этнос в диалоге со временем

Рецензия на монографию З.К.Сабитовой «Прошлое в настоящем. Русско-тюркские культурные и языковые контакты» (Алматы: изд-во КазНУ, 2007. 320 с.)

«Язык располагается на полдороге между зримыми формами природы и тайными соответствиями эзотерических рассуждений. Язык – это раздробленная, внутренне расколотая и видоизмененная природа, утратившая свою изначальную прозрачность; это – тайна, несущая в себе, но на поверхности, доступные расшифровке знаки того, что она обозначает. Язык одновременно является скрытым откровением и откровением, которое мало-помалу возвращает себе все возрастающую ясность».

Мишель Фуко [3].

В центре внимания автора – проблема поиска ценностных смыслов настоящего путем погружения в прошлое – культурную и языковую ретроспективу. Открывая новые возможности интерпретационной модели для вербально-символических структур бытия, автор активно использует методологический инструментарий, возникший и апробированный в недрах разных мировоззренческих парадигм и научных традиций: отсюда «концепция евразийства», «дискурс толерантности», «перфектный подход», «диалоговая модель» культуры, «дразнение языков» и т.п. ‒ наряду с элементами традиционных историко-лексикологических штудий.

Используемые приемы – репрезентативный анализ слов как резервуаров культурной памяти этноса, историко-этимологические разыскания этимонов, концептуализация значений, лингвоархеологический и феноменологический анализ архетипов – нацелены на проникновение в сокровенные смыслы культуры, запечатленные в материи языка, в недрах слова. Вербоцентризм как основной принцип исследования, опирающийся на суммарные достижения лингвокультурологов, историков, психологов, этнографов и этнологов, выводит локальные историко-лексикологические штудии на уровень цивилизационной лингвистики. В результате предлагаемое автором прочтение глубинных смыслов, объединяющих культурные ориентиры славянских и тюркских народов, становится синергетической основой для социального оптимизма. Сосредоточенное внимание исследователя к самым острым граням межкультурного взаимодействия ‒ уже в первой главе книги «Диалог культур в межкультурной коммуникации»

(с. 19‒58) ‒ продиктовано стремлением рас крыть интегральный, цивилизационный смысл евразийства на базе анализа онтологических структур языка. З.К.Сабитова убеждает нас в том, что настойчиво предлагаемая западноевропейской научно-философской традицией культурно-мировоззренческая модель «инакости», основанная на противопоставлении собственного «Я» образу «Иного», «Другого», едва ли отвечает гуманистическим интенциям цивилизационного развития. Отстаиваемая автором идея взаимодополнения и взаимообогащения культур как результат созидающего взаимодействия «Я» и «Другого» имеет предпочтительную цивилизационную перспективу.

Актуализация прошлого в формах языка как основы для настоящего и предпосылки будущего обнаруживает кумулятивный потенциал культуры, ресурсные возможности вербально-символического кода в проектировании социального будущего. Изучение результатов русско-тюркского диалога во времени оказывается весьма полезным именно с точки зрения социокультурного прогнозирования: высокая информативность лингвокультурологии создает базу для лингвогенетики, которая в ближайшем будущем и приоткроет нам секреты эффективного «микста» ‒ механизмы ДНК-совместимости этнокультур. Опыт состоявшегося многовекового русско-тюркского диалога, подытоженный в книге с учетом актуальных запросов современности, в этом плане чрезвычайно ценен.

Характеризуя универсальные и идиоэтнические черты русской и тюркской языковых картин мира во второй главе книги ‒ «Язык – культура – сознание в контексте евразийства» (с. 59‒148), автор уделяет приоритетное внимание репрезентации мировоззренческих установок этносов в вербально-символической ткани культур. Модели концептуализации действительности в русскоязычной и тюркоязычной картинах мироздания рассматриваются исследователем сквозь призму динамики слова в контексте культуры. Искомая мыслительная субстанция воплощается в структуре значения слова в виде «национально-культурного компонента», раскрытие содержания которого технологически настолько трудоемко, что сравнивается с поимкой сказочной жар-птицы (с. 14). Оценивая по достоинству настойчивость исследователя в достижении поставленной цели, заметим, что него есть единомышленники в российских научно-академических кругах, положившие системную лексикографическую репрезентацию национально-культурного компонента (НКК) значения слова в основу концепции «Словаря русского языка XIX века» (Проект ИЛИ РАН) [1; 2].

Энергоемкость слов, преобразуемая в живительные токи фраз, питает синергетику жизни как лингвистической реальности. Энергоресурсный потенциал языков признается a priori различным, но попытку дать его сравнительный анализ с точки зрения возможностей создания синергийного эффекта в результате длительных культурно-языковых контактов З.К.Сабитова предпринимает впервые, специально посвящая этим вопросам третью главу своей книги ‒ «Слово как национально-специфический способ освоения мира» (с. 149‒208). Особый интерес вызывают приводимые автором факты полной аккультурации вербально-символических структур, завершающиеся вживлением инокультурных элементов в ментальную матрицу русской культуры (сарафан, богатырь, кафтан, дудка, телега и др.). Вербализованные элементы такого надкультурного опыта взаимодействия этносов автор квалифицирует как «феномены евразийской лингвокультуры» (с. 16). Так под пером филолога концепция евразийства обретает надежную лингвофактологическую базу.

Разыскания и интерпретационные выкладки З.К.Сабитовой являются серьезным поводом для критического пересмотра ключевых координат языковой карты русского мира. Если до сих пор в российской славистике к loci communes относилось утверждение о том, что старославянский язык исторически «вплавлен» в современный русский, то теперь на корректировку качества русского языкового «сплава» все настойчивее указывает тюркославистика.

Заслуживает пристального внимания и представленная в четвертой главе монографии ‒ «Тюркизмы как феномен евразийской культуры» (с. 209‒271) ‒ обновленная трактовка семантической эволюции тюркизмов в русском языке: она рассматривается как результат действия их культурной памяти (с. 16).

«Евразийская специфичность тюркизмов, ‒ подчеркивает в итоговом разделе книги автор, ‒ заключается в том, что они представляют собой энергетический, культурный симбиоз, вмещающий в себя смыслы, идущие от тюркского языка‒источника, и смыслы, связанные с их функционированием в русском языке. <…>

Тюркизм‒кентавр питается энергией обоих языков и культур: он извлекает из тюркского корня исконный смысл и эксплуатирует его в новой среде обитания – русском языке» (с. 273). Наблюдения З.К.Сабитовой, свидетельствующие о системном развитии лингвокультурных имплантантов в недрах принимающей языковой почвы на базе принципа самоорганизации (саморазвертывания), должны быть учтены при изучении законов языковой эволюции. Специалистам предстоит раскрыть масштабы и репрезентативную лингвокогнитивную базу образа кентавра, символизирующего, по мысли автора книги, национально-специфический способ активного, динамического освоения мира, овладения им (с. 16‒17).

Любопытны замечания исследователя о кАчественно различной природе гендерной парадигмы в русском и казахском языках (с. 32‒33), о происхождении и смысле отдельных ритуалов русской культуры (напр., челобитье ‒ с. 42‒46), о роли инокультурного компонента в формировании русских ментальных стереотипов (особо с. 209‒248 и 249‒271) и др. Соотношение калькирующих и синергетических моделей смыслопорождения в культуре, набор и иерархия ценностных смыслов культуры, культурный возраст архетипа, уровень проницаемости ментальной матрицы культуры – эти и другие вопросы, касающиеся типологической характеристики этнокультур, затрагивает в своей книге З.К.Сабитова ‒ и предлагаемыми решениями приглашает не только к новым научным поискам, но и к серьезным раздумьям над уже добытым лингвистической наукой и хорошо освоенным образовательной практикой знанием. В свете сказанного намеренно расширенная адресация книги представляется вполне обоснованной: знакомство с ней весьма полезно как профессионалам, так и любителям, как пользователям, так и читателям, потому что она воспитывает столь необходимое уважение к истокам бытия, возделывающим человека культуры, творчество которого в настоящем становится созиданием будущего. Блестящий пример такого человекотворения являет собой автор рецензируемой книги, неравнодушное присутствие которого мы ощущаем на каждой ее странице.

 

 

  1. Словарь русского языка XIX века: Проект. СПб.: Наука, 2002. 209 с.
  2. См. анализ лексикографической концепции академического проекта: Лисицына Т.А. Русский язык XXI века: наш выбор // Язык и образование: Материалы 3-й всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием, 25‒27 апр. 2003 года. ‒ Великий Новгород. 2003. ‒ Вып. 5. ‒ С. 76‒83.
  3. Фуко М. Слова и вещи: археология гуманитарных наук [1966] / Пер. с франц. ‒ М., 1977. ‒ C. 83
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...