Идеологема врага в демагогических текстах послереволюционных газет Казахстана

Как известно, язык как мощное политическое орудие играет огромную роль в формировании, в поддержании и изменении общественного мнения, поэтому естественным становится интерес к тексту как «общественно-речевому продукту, в котором находят отражение культура, система социальных отношений, традиций, история народа»[1, 19]. Наиболее ярким в этом отношении представляется политический текст, в основе которого лежит конкретная психологическая цель, т.е. определённая сознательная установка.

Русский язык за достаточно короткий период ( менее чем за 100 лет ) подвергся мощным внешним влияниям, во многом определившим его судьбу. Можно говорить о языке революций, который постепенно трансформировался в тоталитарный язык, о языке перестройки, о языке постперестроечном и о языке капитализма.

Для осмысления современного состояния русского языка необходимо изучить прошлое этого языка, ибо тоталитарный язык оказал «принудительное воздействие на языковое сознание – «индивидуальное и групповое» [2, 5].

Газета – канал, через который осуществлялось эффективное воздействие тоталитарной идеологии на общественное сознание. При этом идеологические догмы подавались так, чтобы у читателя не было сомнений в их актуальности.

Е.А.Земская пишет, что тоталитарный язык представлял собой своего рода систему идеологем и служил «средством формирования идеологизированного сознания советского человека» [3, 3].

С лингвистической точки зрения идеологема представляет собой «мировоззренческую установку ( предписание ), облечённую в языковую форму» [4, 54]. «Идеологема отсылает «участников коммуникации к сфере должного правильного мышления и безупречного поведения» и предостерегает их от недозволенных поступков и неверных мыслей [4, 108].

При анализе демагогических текстов послереволюционных газет «Голос Семиречья» (Верный) за 1919 г.«Джетысуйская искра» (Верный, Алма-ата) за 1923 г, «Туркестанский коммунист» (Ташкент) за 1923 г., издававшихся на территории Казахстана, были выявлены два системообразующих идеологических концепта – противостояния и безальтернативного выбора. Наблюдение за извлечёнными из казахстанских газет компрессивными демагогическими текстами показало, что каждый такой текст передаёт определённую идеологему : содержит соединение двух или более идеологем – суждений, предписанных тоталитарной системой в качестве официальных догм.

Одной из самых общих идеологем являет ся идеологема противостояния, на базе которой моделируется картина нового мира. Она внедряется как обязательная и мотивируется рядом экстралингвистических факторов: революция, классовые противоречия, два мира, угроза извне, внутренняя угроза, победа реакции и др. Если менталитет – это способ видеть мир, то традиционный русский ментальный мир противопоставлен новому миру, хотя последний и имеет традиционные ментальные корни [5, 69].

Особо следует обратить внимание на роль слова в формировании системы идеологем и о давлении этой системы на слово. Сейчас мы можем говорить о «советизмах», «идеологической лексике», «словах-оборотнях», «ошельмованных словах», однако в тоталитарном языке «в тисках идеологических примитивов» [6, 117] находилась вся русская лексика. Именно поэтому даже в том случае, когда слово сохраняло своё значение, оно, будучи употреблённым в определённых структурах, вовлекалось в идеологические механизмы; становилось особой «формой тоталитарной рефлексии».

В период первых послереволюционных лет определяющими в развитии идеологемы классовости были идеи неравенстваравенства; эксплуатации, социальной формации. Идеологема классовости, развивавшаяся в границах идеологемы противостояния, входила в синтагматические отношения с рядом контактных идеологем: враг, ложь, вредительство и т.п.

Слово враг весьма частотно в исследуемых идеологических текстах. Значение данного слова «тот, кто находится в состоянии борьбы с кем – либо, противник, недруг» (МАС), в котором актуальна сема «человек», соперничает с идеологическим значением «враждебная сила».

  • «Учись у врагов своих,» – говорит пословица. И в особенности теперь,когда борьба классов дошла до наивысшего напряжения, необходимо помнить – эту пословицу. (Голос Сем. №35. 1919)
  • Классовая борьба пришла к последней форме, когда класс эксплуатируемых берёт в свои руки власть, чтобы окончательно уничтожить

своего классового врага -буржуазию. (Джет. правда. №22. 1923).

Имена существительные со значением лица, занимающие позицию субьекта и характеризуемые предикатом враг, обычно употребляются в форме множественного числа. Множественность ослабляет сему лица и обусловливает формирование идеологемы массовости. Несметность врагов настораживает и мобилизует на борьбу.

  • Контрреволюция собирает последних приспешников, насильно мобилизует рабочих для борьбы, но рабочие всего мира при соприкосновении с нашими войсками переходят на нашу сторону. (Голос Сем. №10)
  • Сколько сил потеряла партия в результате возмутительнейшего выступления предателей – авантюристов. (Турк. ком. №3, 1919)

В функции наименовании врага активно используются существительные в форме множественного числа: баи, колчаковцы, империалисты, кулаки, манапы, капиталисты, белогвардейцы, попы, разбойники, саботажники, спекулянты, воры, богачи, басмачи, казаки. банды и.др.

  • Казаки и гонимое офицерство идут на нас под плетью, жгут наши хлеба, топчут поля, вырезают рабочих. (Голос Сем. №10).
  • Банды Деникина при занятии территории первым долгом начинают тщательные обыски. (Голос Сем. №10).
  • Громоздкость организации, засорённость её вредным кулацко байско манапским и чиновническим хламом, излишним балластом, не дают возможность поставить работу, хотя бы в таких пределах, как это происходит в других областях Туркреспублики. (Джет. Правда. №44. 1922).

В демагогических текстах подчёркивается образ врага; выделяется степень враждебности сил, лиц, настроенных враждебно по отношению к новой системе:

  • Капиталисты – худшие враги мира и социализма. (Джет. правда. №24. 1923).
  • Кулаки-бешенный враг Советской власти. (Голос Сем. №44. 1919).
  • Вам – колонизаторы, – кулаки, баи, манапы, аткаминеры, духовники, вам сегодня беднота, объединившаяся в союзы «кошчи», обещает праздновать 8-го июня не только сегодня, но и в будущем, каждый год, как исторический день завоевания по праву принадлежащих им политических и экономических прав. (Джет. правда.

№5. 1923).

В первом случае степень сравнения прилагательного не имеет положительной параллели; во втором – метафорическое прилагательное бешеный вводит идеологему классовой агрессивности. Сp.

Баи и манапы – главные враги социализма, этих врагов надо взять под особый надзор. (Джет. правда №44. 1923).

Кулаки – наши главные враги в деревнях. (Джет. правда. №22. 1923).

Алогизмы очевидны. Словосочетание главные враги позволяет предположить, что существуют враги «менее главные», но соответствующих сочетании нами не зафиксировано.

Идеологема врага находится в причинно-следственных отношениях с идеологемами борьбы, насильственного уничтожения и беспощадности.

  • Став в ряды красных войск, в красные казачьи полки, помня времена атамана Степана Разина, беспощадно должны ради порядка и святого будущего смести с лица земли всю конрреволюцию, Колчаков, Анненковых, Семёновых и всю сволочь, грабящую Россию и весь трудовой народ. (Голос Сем. №21. 1919).
  • С врагами трудового народа надо быть беспощадными! (Голос Сем. №25. 1919)
  • Облпродкому нужно подтянуться, нужно закончить продналог: его задерживают только кулаки и манапы, всяким случаем пользующиеся для того, чтобы повредить советской власти, сорвать её работу.Нужно на них нажать, нужно привлечь их к ответственности, шутить нельзя, никакой пощады. (Джет. правда. №3. 1923)
  • Товарищи, наша задача – скорее все под ружьё, и единым последним ударом раздавить контр-революцию, и освободить от Колчаковского ига трудовой народ Сибири. (Голос Сем.№22. 1919).

Широко распространены словосочетания, организованные по модели Враг(и) чего?враги пролетариата; народасоциализма; трудящихся; революциипорядка. Устойчивыми становятся словосочетания классовый враг, враг народа..

А. Авторханов считает, что впервые словосочетание в р а г н а р о д а употребил В.И. Ленин, «как криминальное обвинение против партии классического либерализма и демократии против кадетов – буквально на второй день после прихода к власти .Как известно,вся философия тирании Ленина была построена на априорности истины: человек, которому наклеили ярлык «враг народа»,уже враг и доказывать это фактами и уликами не требуется». [7, 172]. Враг именуется парафрастически, например: Бешеные псы (о буржуазии); Воры с большой

дороги; Жалкие изменники пролетарского дела. Торговцы своей совести.

Враг часто обозначается с помощью именной метафоры, прежде всего – зоометафоры, например: волки, собаки, шакалы, акулы, вампиры, крысы, хищники, стервятники и т.п.

– Чудовищная мировая бойня, длившаяся около четырёх лет, окончательно нарушила, так называемое – «политическое равновесие», сбросив с царских правителей маску великой лжи. Сорванные маски обнаружили залитые кровью морды шакалов, гиен, вампиров.Трудовой народ всех стран в ужасе отшатнулся от них, поняв наконец, кто является действительным виновником неисчислимых людских жертв золотому тельцу. (Голос Сем. №6. 1919).

  • Свет, вера в правоту дела, крепкая братская сплочённость, желание жертвовать собой для общего дела – спутники наших красных отрядов, борящихся против чёрной своры собак за светлый день, за возможность всем народам мира жить, трудиться и свободно строить своё царство труда и справедливости.» (Голос Сем.№6. 1919).

В текстах послереволюционных газет идеологема врага часто конкретизируется Широко используются существительные с семой лица и резкой отрицательной оценкой в форме множественного числа. Особую активность получают модель враги-чего?-народа, революции, партии, страны, трудящихся, рабочих, бедняков и др; предатели буржуазии, – чего? –революции, народа, партии, трудящихся и др; лакеи – чьи? –капиталистовимпериалистов, богачей и др.; приживальщики, прихвостни, прихлебатели

  • чьи? – буржуазии, капиталистов, империалистов, богачей и др.
  • Мы, как Лепсинские представители осмеливаемся сделать доклад нижеследующего содержания : Не будем говорить всё подробно, но только скажем самое главное переживание, тяжёлые моменты, когда мы были отрезаны от области приспешниками Колчака. (Голос Сем. №19. 1919)
  • Пусть не рычит, как волки, мелкобуржуазная свора приспешников Керенского и их компания, это мы сами себя сначала так зарекомендовали им, пусть это будет наше преступление,и мы его должны исправить. (Голос Сем. №20. 1919).
  • Однако несмотря на это население освобождённых от белогвардейцев местностей, за исключением конечно буржуазии и слуг капитала для которых Красная армия была и будет

грозою, уже не бежит и не сторонится красноармейца, а идёт к нему с распростёртыми объятиями и самым искренним радушием. (Голос Сем. №37. 1919).

Углубляясь в психологические причины этой революционной отсталости мы определённо можем зафиксировать один факт:Семиреченская буржуазия и её лакей интеллигенция играют повидимому крупную роль в общественной жизни Семиречья, имеющую непосредственное влияние на ход революционного развития. (Голос Сем. №63. 1923).

Эмоционально-экспрессивная часть значения в подобных примитивных текстах подавляет логическую семантику, что обеспечивает реакцию ожесточения у воспринимающего.

Особую частотность приобретают метафоры с идеологической «добавкой» – Слуги старого режима; Холопы эксплуататоров; Марионетки буржуазии; Пособники палачей. Прихвостни манапов.

Очень часто на страницах исследуемых газет враг обозначается конкретным именем собственным; употребление этого имени активизируется в период кампании травли:

Задержан один из самых непримиримых и активных врагов рабоче-крестьянской России (Савинков). Приговор по делу Савинкова. К делу Дыбенко.Подробности дела Локкарта. К аресту Денисова и т.п.

  • Буткевич и Цепляк приговорены к смертной казни: пролетариат не может допустить угрозы делу освобождения трудящихся масс.Скрытая за церковной ризой контрреволюция – все то же открытое или из-за угла убииство рабочих и крестьян и не место разговорам о святости сана, там где под рясой скрывается гнусный преступник. (Джет. правда. №36. 1923).
  • Предательство и измена Осипова является яркой иллюстрацией того разложения в наших партийных рядах, о котором так суровопредостерегающе сказал своё слово и наш 2-ой Краевой съезд, высказавшись за чистку партии. (Турк. Ком. №3. 1919)..

Часто использовался приём персонализации образа врага по модели : фамилия известного политического деятеля или философа – последователя идеи этого деятеля: Корнилов –корниловец; Дутов – дутовец; Колчак – колчаковец; Семёнов – семёновец.

– Не выдержавшие революционного напора красных отрядов, дутовцы организовали из станичников партизанские внезапные нападения на ж.дорожные станции (Платовка, Переволоцкое, С-Дарьинское и др.) и на гор. Оренбург, но связь центра с Туркестаном все-таки до августа 1918 года поддерживалась. (Джет. правда. №15. 1923).

  • Наиболее сильные контрреволюционные отряды казаков действовали в Лепсинском и Копальском уездах. Ими там руководили Анненков, Дутов, Щербаков, и др. белогвардейские офицеры. (Джет. правда. №15. 1923)
  • А они, эти недобитые колчаковцы, дутовцы всё продолжают заниматься провокацией.

Они – чуждые Советскому строю элементы у нас внутри. Провокация, потерявшая почву, опору в их надеждах на «лучшие перемены» вырождается в брюзгливые глупости. (Джет. правда.№31. 1923).

На страницах послереволюционных газет для обозначения врага часто использова ли прилагательное бывший. Бывший в одном из значений получает идеологические добавки

«принадлежащий старому обществу, строю, враждебный»; «лишённый своего звания или прав после Октябрьской революций». Бывший великий князь; Бывший эсерКорниловец. Ср.: Он из бывшихсубстантивированное употребление, актуализирующее смыслы «не наш», « не свой», «из другой общности», «отсечённый», «банкрот», «прежний».и др. Прилагательное бывший содержит в своей семантике идеологему противостояния.

    • Одновременно с этим в тех же целях необходимо мероприятие о снятии с работ в совучреждениях « старого хлама» бывшего царского чиновенства, неспособного быть в советском аппарате. Эта мера необходима для влития в наши советские аппараты свежих и классовых сил. (Джет. искра. №92. 1925).
    • Комиссия надеется, что каждый гражданин, знающий о том,что среди судработников находится взяточник, злостный неисправимый саботажник «из бывших» и чистоплотный адвокат, вредный спец с яркими колонизаторскими националистическими взглядами, укрыватель тёмного прошлого (судимость) и проч. и прочие люди которым не место в классовом пролетарском суде, зайдёт в ОРТ с соответствующим заявлением.

Если знаете – не молчите! (Джет. правда. №26. 1923).

Существительные, используемые в создании образа врага, «выступают в роли слов-разоблачителей.» Сам же демагогический текст, содержащий словаразоблачителивнушает нечто «страшное, пугающее», угрожающее, настораживающее, опасное [8, 77]

  • Всё это говорит за то, что буржуазная идеология не хочет сдавать без боя свои позиции. Везде (Алма-Ата исключения не представляет) чуть не в каждой школе, сидят закоренелые зубры буржуазной культуры, которые скрепя сердце преподают даже новое первые дни революции.
  • Школа правописание «советуя» не забывать старое. (Джет. правда. №16. 1923).
  • Казалось бы, что революционная вол на должна была бы всколыхнуть даже джетысуйское учительство, но увы – оно осталось столь же консервативным, как и в не в наших руках! Трудящимся Джетысу нужно обратить на это серьёзное внимание! (Джет. правда. №7. 1923).
  • За последнее время джетысуйское кулачество зашевелилось, ходит провокационный слух, что будут возвращать имущество, конфискованное по земреформе или в порядке раскулачивания. В особенности это наблюдается среди кулаков – казаков станиц Иссык и Чилик.

Контрреволюция всех мастей и оттенков, не могущая ещё успокоиться, распространяет эти слухи, желая спровоцировать, взбудоражить население, а «обиженные» революцией кулакиколонизаторы хватаются за такие слухи и раздувают их. (Джет. правда. №11. 1923).

  • Просмотрев письмо ЦК. КПТ., Облгорком КПТ принял ряд практических мероприятий, которые без сомнения помогут во многом улучшению молодого хозяйства вновь вселенной бедноты и подлежащей землеустройству в дальнейшем.

Одно из них – беспощадная борьба с кулацким и байско-манапским наступлением на бедноту в связи с НЭП и вытекающими из неё « свободами» и другое, не менее важное – обьявление беспощадной борьбы ликвидаторам .(Джет. правда. №3. 1923).

  • Доказано опытом, что во время выборов противники нашиэсэры, меньшевики и вообще кулачество и байско-манапские элементы усиленно стараются подставить ногу в нашей работе и стремятся провести своих представителей . (Джет. правда. №13. 1923)
  • В обыденной практике деревенских, кишлачных и аульных сходов и собраний крестьянство и декханство знает, кроме кулачества, байства и манапства ещё их прихвостнев, лизоблюдов, закупленных, продажных, на которых надетый хомут подложен мироедами облегчающими подкладками – потниками услуги которых оплачиваются подачками. Они – вместе с кулаками ! (Джет. правда. №13. 1923).

«Идеологема врага, осаждающего страну победившей революцию, содействует формированию образа замкнутого пространства, составляющего особую примету тоталитарной картины мира» [5, 33]:

  • Советская республика осаждена врагом; Социалистическое отечество в опасности; Советское государство в кольце врагов.

Тексты, разрабатывающие идеологему врага, всегда содержат идею противостояния. Врагу противостоит коллективное «мы»: армия, партия, страна, власть, защитники нового мира.

  • А вам, предатели трудового народа, торговцы своей совестью, вам нет места среди трудящихся и вы должны под наш крик и свист, подобно Керенскому, бежать в свою грязную трущобу и навсегда отказаться от своих гнусных планов. (Турк. ком. №3. 1919).
  • Нам нужно помнить, что пока мы организованы, то представляем из себя великую силу, на которую всегда сможет опираться пролетариат всего мира. (Голос Сем. №35. 1919).
  • Задача нашей партии: как можно скорее раздавить Семиреченскую белую банду, которая задумалась мобилизовать Алаш-орду и башкир, пообещав им автономию и самые лучшие земли, так как на русских они больше не надеются. (Голос Сем. №58. 1923).
  • Власть Советская – власть трудового народа, и не надо удивляться рычанию на неё со стороны капиталистических стран. (Голос Сем.№23. 1919).

Идеологема врага включает идеологему классовости (классовой борьбы), хотя образ врага значительно шире концепта классовый враг.

Впоследствии было доказано, что в постсоветскую эпоху сформировались новые идеологемы.по лингвистической сути сближающиеся с идеологемами предшествующих эпох. [8, 4] Это показывает, что рассматриваемое явление характерно не только для тоталитарного, но и для демократического дискурса.

Языковой и социальный опыт русского народа показывает, что идеологема врага присутствует в общественном сознании до настоящего времени. Язык предоставляет широкие возможности для активизации этой идеологемы в конкретной ситуации.

При воспроизведении газетных демагогических текстов сохраняются орфографические и пунктуационные особенности источника.

 

Сокращения

ТСУ – Толковый словарь русского языка / Под. ред. Д. Н. Ушакова. – В 4-х т. – М., 1935.

МАС – Словарь русского языка. – В 4-х т. – М., 1957-1961.

Голос. Сем. – Голос Семиречья (Верный) за 1923 г.

Джет. правда – Джетысуйская правда (АлмаАта) за 1923 г.

Джет. искра – Джетысуйская искра (Верный) за 1919 г.

Тур. ком. – Туркестанский коммунист (Ташкент) за 1919 г.

 

Литература

  1. Бахтин М.М. Слово в романе // Вопросы литературы и эстетики. – М., 1975. – № 5. – С. 19.
  2. Тарланов З.К. Язык. Этнос. Время. – Петрозаводск, 1993.
  3. Земская Е.А. Клише новояза и цитация в языке постсоветского общества // Вопросы языкознания. – 1996. – №1. – С. 3.
  4. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1990.
  5. Купина Н.А. Лексическая система русского языка в поисках примитивов // Язык и культура // Вторая междунар. конф. Доклады. – Киев, 1993. – С. 69.
  6. Словарь русского языка. В 4-х.т. – М., 1957-1961.
  7. Авторханов А. Ленин в судьбах России // Новый мир. – 1991. – № 1. – С. 172.
  8. Чернейко Л.О. Оценка в знаке и знак в оценке // Филологические науки. – 1990. – № 2. – С. 77.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...