Проявление этнокультурных связей казахов низовьев амударьи в свадебной обрядности

В традиционной свадебной обрядности казахов соединяется вся разветвленная система обычаев и обрядов социального и религиозного происхождения, генезис которых связан с различными родоплеменными группами.

Свадебные комплексы казахов имели свои отличия и схожести, определяемые этнической историей и своеобразием общественного развития этого народа, отражающимися в семейно-брачных нормах.

Казахский свадебный цикл, как и у других Среднеазиатских народов распадался на ряд этапов, связанных: с переговорами о вступлении в брак и его условиях (выбор невесты и сватовство, сговор, помолвка); с собственно свадьбой сопровождающейся легализующим брак обрядом бракосочетания (неке); спослесвадебными церемониями.

Как было нами отмечено, брак у казахов был экзогамным. Принципы экзогамии более или менее сохранились также у каракалпаков и киргизов. Вместе с тем, имеются данные о том, что наблюдается небольшое смещение, с течением времени, экзогамных запретов у казахов; раньше между родственниками брак запрещался до седьмою колена включительно, а с 80-х годов Х1Хв. запрещается брак между восходящими и нисходящими по прямой линии, в боковых же линиях до третей степени включительно. Однако следует отметить, что у некоторых родоплеменных групп казахов, в частности, рода Табын Лабак, принцип экзогамии соблюдается до сих пор.

Этнокультурные связи казахов с др. народами Центральной Азии ярко проявляются в обряде сватовства, где прослеживаются общие черты.

Сватовство начинается с предварительных переговоров. Для этого к отцу девушки от имени отца молодого человека отправляли одного из нескольких человек "жаушы" (разведчик). Функция и роль "жаушы" сводилась к тому, чтобы узнать мнение родителей девушки относительно возможности сделать предложение о сватовстве, 

Притягивая значительную роль жаушы в переговорах о браке, останавливаются на ритуале этого этапа сватовства; к опту невесты обращались с распространенной формой: "У вас сокол, у нас кречет", тем самым просили согласия о сватовстве. При получении положительного ответа, жаушы просили о назначении дня сватовства.

За день до назначения сватовства родители невесты приглашают своих родственников на совет ъ (донес), родственники жениха также собирают совет (кенес) у себя и решают вопрос кого включить в состав сватов, решается численность и родственные отношения к жениху и его родителям. Иногда были ссоры и обиды некоторых родственников, из-за не приглашения на сватовство. Вместе с тем сватовство имело общественный характер.

В назначенный день сватовства решались вопросы о размерах калыма. Сваты устанавливали сумму, вносимую также женихом, на головной убор невесты саукеле, так называемый баш-жакса. И один из сватов вручал подарок отцу невесты, предназначенный для невесты, в виде серег, колец и т.д., который назывался каргыбау (ошейник) или укитагар (мечение). Затем сваты вручали подарок, скрепляющий сватовство: лошадь или халат (шеге шапан) гвоздь халат.

Схожие черты в обычаях и обрядах связанных со сватовством показывают на общность этногенеза и этнической истории народов Центрально-азиатского региона: каракалпаков, узбеков, туркмен и др.

Об этом свидетельствует многие компоненты свадебного ритуала казахов, в которых, как и у соседних народов: каракалпаков, узбеков, туркмен и др. уплата калыма, являлось делом не только узкого круга родных или ближайших родственников жениха. 15 нее вовлекался и более широкий круг лиц, оказывавших помощь в уплате калыма, а также участвовавших в переговорах по поводу размера калыма, сроков уплаты и других условий.

Этногенез из этнокультурные связи народов Центральной Азии прослеживаются в семантике цифр и символической значимости отдельных предметов, что проявляется в бытовании, который определялся девяткой (тогыз), имевший в составе определенную сумму денег, ткани и в большинстве случаев скот. Цифровая символика проявляется у каракалпаков в подношениях и подарках сватам./1/ В день сватовства, перед уходом сватов девушке, родственницы преподносили тогызлык, включавший

9 предметов; пара браслетов (билезик), пять тюбетеек, отрез ткани и др. У многих туркменских групп приданое невесты, независимо от числа входящих в него частей одежды, также носило название "докуз" (девять). В середине Х1Хз, у хивинских узбеков исчисление калыма ведется "девятками'. В состав калыма входили скот, серебряные украшения (кольца, серьги, браслеты и др.). По сведениям С.М.Абрамзона, раньше и у киргизов калым часто исчислялся по девяткам. Часть калыма и приданного у киргизов также назывался "тогыз"./2/

Как видим, число девять встречается в связи с определением размера и состава калыма, приданого у тюрко-язычных и ираноязычных народов Центрально-азиатского региона. По этим признакам культуры устанавливаются также связи со многими народами Сибири и Центральной Азии. По письменным источникам, счет по девяткам велся у монголов ХШ в. и ХУП в. Число девять встречается в этнических произведениях бурятов, в исторических преданиях, в шаманской мифологии и религиозной, семейно-бытовой обрядности монголов ХУШ-Х1Х вв. Обычай дарить 9 видов подарков верховному правителю известен не только собственно монголам, но и другим монголо и тюрко-язычным народам: калмыкам, якутам, хакасам. Так у якутов и хакасов размеры калыма и приданого определялись по девяткам. Число 9 было широко распространено в различной области жизни алтайцев, чаще всего в мифологии и верованиях.

Функции уплаты калыма у казахов, как и у каракалпаков, узбеков и туркмен объясняется помощью в создании условий самостоятельной жизни молодых./3/

По данным китайских письменных источников 1 в. до н.э., 1Хв. н.э. древние народы Средней Азии калым платили в основном скотом. /4/ Посетивший низовья Амударьи в X веке Ибн-Фадлан отмечает, что в состав калыма у Огузов в основном входила одежда, иногда в калым входил верблюд, лошадь или другое животное./5/

Прослеживая состав и размер калыма, у народов Средней Азии и Казахстана мы наблюдаем, что он связан и зависит от типа хозяйствований. Также прослеживается сходство в том, что в состав калыма в основном входит скот.

Одним из сходных церемоний казахов с соседними народами, является так называемый обряд "урын бару", т.е. первое официальное посещение жениха в доме невесты. Урын бару имел сложный ритуал и сопровождался тоем с разнообразными соревнованиями и развлечениями.

Подобно казахскому урын-бару существовал у каракалпаков обряд есик-ашар (первое посещение), у туркмен каитарма (возвращение девушки).

Описанные нами выше обычаи: урын-бару, некекыю -бракосочетание и исправление основного свадебного церемониала в доме невесты (кыз узатар той) связанный с проводами невесты, происходили в ауле невесты, что свидетельствует о пережитках былого матриархального брака.

Одним из древних ритуальных обрядов казахов отмеченный нами, является обряд переодевания невесты в традиционный свадебный головной убор "саукеле", который имеет аналогию у народов Средней Азии и Казахстана, Поволжья и других, с древнейших времен до начала XX века. У каракалпаков, киргизов, туркмен чоударов он называется саукеле, шовкеле, шокуло. Правда, саукеле у всех этих народов имеет различия по

форме: у казахов оно высокое конусообразное с пришивной затылочной лопастью, у киргизов шлемообразное с невысоким коническим верхом пришивными лопастями на ушах и затылке, у каракалпаков также имеет шлемовидную форму, но отличную от киргизской. Каркас казахского, киргизского и каракалпакского саукеле войлочный. Каракалпакское саукеле в верхней части похоже на четырехклинную шапочку с накосником.

Таким образом, саукеле головной убор, имеющий сложную историю, но в основе его конструкции угадывается головной убор типа казахского башлыка и тымака, характеризующихся пришивными налобными, ушными и затылочными лопастями. Общность этих головных уборов с женскими саукеле свидетельствует, с одной стороны, о древности этих головных уборов, с другой об этногенетическом родстве народов, имеющих такие головные уборы.

Снятие девичьего головного убора и замены его женским у казахов, каракалпаков, туркмен являлось одним из элементов свадебного обряда, во время которого происходило имитация борьбы девушек подруг невесты с группой женщин: девушки не давали снять с невесты девичью шапочку, а женщины стремились надеть на нее женский головной убор. У многих народов смена головного убора была центральным моментом в свадебном ритуале. Кроме того, головной убор не только социальный, половозрастной и родоплеменной определитель, он и оберег, так как женским волосам приписывали магическую силу./6/

Первый год замужества женщина носила саукеле, формы которых восходят к глубокой древности. Подтверждением непрерывности традиции высокого головного убора как священного и парадного являются новые археологические находки на территории Прииртышья саукелеобразные женские уборы в погребении, датируемой периодом раннего средневековья./7/

В состав основных предметов приданого у казахов низовьев Амударьи еще до 70-х годов XX века входил "тус-кииз" кошма из белой шерсти овцы с изображением рогов барана производителя (кошкар муиз).

На этапе собственно свадьбы, за несколько дней до отъезда в дом жениха, невеста ходила к своим родственникам "амандасу". По сведениям А.И.Левшина и информаторов, на эту церемонию с родственниками невесту носили на ковре или на белой кошме. В быту казахов этому обычаю имеются две аналогии: во-первых, на белой кошме несли покойника до могилы; во-вторых, в ХУ-ХУШвв. на белой кошме поднимали избранного хана./8/

Возможно, этот обычай связан с апотропейческой (предохранительной) функцией белой кошмы. Тему общности в свадебной обрядности казахов, каракалпаков, узбеков, туркмен и других народов объединяют обычаи поклонения порогу женихом и невестой.

Анализированные моменты свидетельствуют о том, что в традиционной свадебной обрядности казахов проявляются этнокультурные связи народов Центрально-азиатского региона с древнейших времен до сегодняшних дней. Вместе с тем в свадебной обрядности казахов прослеживаются специфические черты такие как, принципы экзогамии соблюдаются до определенного времени, бракосочетание (неке кыю) происходит в доме невесты, своеобразие конусообразной конструкции и формы свадебного головного убора (саукеле).

Анализ этнокультурных связей народов Центрально-азиатского региона определил, на основе исследования семейно-бытовой обрядности общие этнокультурные корни. Общие элементы семейнобытовой обрядности свидетельствуют о едином этническом пласте, вошедшем в состав данных народов.

 

  1. Лобачева Н.П. К истории сложения института свадебной обрядности. В сб. Семья и семейные обряды у народов Средней Азии и Казахстана. М.1978, с.147.
  2. Есбергенов X.Атамуратов Т. Традиции и их преобразование в городском быту каракалпаков. Нукус, 1975, с.40-41.
  3. Абрамзон С.М. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи. Ленинград, 1971.
  4. Есбергенов X. Вопросы этнической истории и традиционной культуры каракалпаков. -В кн. Этническая исто рия и традиционная культура народов Средней Азии и Казахстана, Нукус, 1989, с.58-59.
  5. Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах обитавших в Средней Азии в древние времена, М-Л, 1950, т.1, с.143.
  6. Ковалевский А.П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана и его путешествие на Волгу в 921 922 гг. Харьков, 1956.с.483.
  7. Есбергенов X. Саукеле. К вопросу об этногенезе каракалпаков. –Вестник ККОАНРУ,1999,№2,с.101
  8. Захарова И.В., Ходжаева Р.Д. Головные уборы казахов. В сб. Традиционная одежда народов Средней Азии и Казахстана. Москва, 1989, с.216.
  9. Толеубаев А.Т, Реликты доисламских верований в семейной обрядности казахов. Алма-Ата. 1991.с.20.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Филология