Словотворчество как способ представления детского мира (на материале произведений А.А. Усачёва)

Детский мир как особая форма существования человека в определенном возрасте во многом определяется законами родного языка ребенка: именно в языке, в детской речи проявляется особое видение мира, присущее человеку в этом возрасте, поскольку язык, в соответствии со знаменитой формулой М. Хайдеггера, – «дом Бытия». Войти в этот «дом», познать его позволяют не только непосредственные наблюдения над детской речью (см., в частности, знаменитую книгу К.И. Чуковского [1, 77]), но и произведения детской литературы.

Детской литературой называют произведения, которые изначально были предназначены для детского чтения, а также те, которые со временем оказались пригодными для него. Как и вся художественная литература, произведения для детей подвергаются эстетической критике. Автор детских книг обязан воздерживаться от описания бесчеловечных и жестоких сцен. С другой стороны, тон его повествования должен быть правдивым и искренним. Самым главным условием популярности литературного произведения является такое содержание, которое затрагивает разум и сердце читателя, волнует его до слез, заставляет переживать и волноваться. Нужно говорить с детьми на страницах художественного произведения просто, откровенно, а главное – искренне. Тогда дети смогут все осознать и осмыслить, а также многому научиться. Писать для детей, наверное, не все имеют моральное право. Детский писатель просто обязан любить детей и быть очень талантливым и оптимистически настроенным на жизнь. Ведь он имеет дело с хрупкой и ранимой детской душой.

Детская литература – oсoбенный «инструмент», с помощью которого ребенок познает окружающую среду, учится. Она имеет специфические черты, которые отличают ее от любой другой речи, развивается по особым законам и представляет собой уникальный языковой «мир». Детская литература вступает с маленьким читателем в своеобразный диалог, перенимая черты своего адресата. Такое заимствование отражено в языковом строе, сюжете, поэтике литературного произведения.

Особое место в детской литературе занимает поэзия. Поэтическая речь, имеющая установку на устное цитирование и запоминание, как нельзя лучше воспринимается детьми, для которых письменная речь до определенного возраста является труднодоступной. Поэтическая речь становиться одним из первых средств, позволяющих ребенку соприкоснуться с опытом предыдущих поколений. В этом смысле детская литература – это преемница фольклора, который также зачастую облачен в поэтическую форму. Можно перечислить блестящую плеяду детских поэтов, произведения которых составляют «золотой фонд» детской литературы: Корней Чуковский, Самуил Маршак, Агния Барто, Борис Заходер и многие другие авторы.

Как отмечает С.В. Мамаева, «детская речь – это та сквозная тема, которая смыкается с ведущей темой современной лингвистики – изучением языковой личности» [2, 10]. «Значимыми особенностями детской речи являются «детерминизм форм языковых знаков; большее число по сравнению с речью взрослых звукоподражаний и изобразительных слов, употребление нерегулярных форм по регулярным моделям, окказиональное словообразование, случайность обобщения при номинации» [3, 131].

Как объект специальных исследований детская речь подробно и с самых разных сторон рассматривается в фундаментальных работах Л.С. Выготского, Е.С. Кубряковой, Н.В. Гагариной, Н.И. Лепской и других ученых. Наблюдается большой интерес к проблемам изучения детского словотворчества таких исследователей, как Т.А. Гридина, А.В. Захарова, М.Б. Елисеева, Т.Н. Ушакова, С.Н. Цейтлин и многих других.

Авторскими коллективами под руководством В.К. Харченко, С.Н. Цейтлин, Т.А. Мехович созданы словари детской речи. Говоря о языковой личности, способной достаточно продуктивно порождать новые (окказиональные) слова, используется термин словотворчество, обозначающий создание, изобретение новых слов. Общепризнанно, что исследование индивидуального словообразования дает представление о словотворческих возможностях системы языка.

Создание окказионализмов – это сознательное отклонение от нормы, которое выступает как образное средство, как средство показа какой-либо характеристики речевой, социальной, диалектной, профессиональной, возрастной и т.д. [4, 48]. С этой точки зрения окказионализм может быть образован как по действующей словообразовательной модели, так и с ее нарушением.

Достойное место в детской литературе занимает творчество А.А. Усачёва. Андрей Усачёв – знаменитый детский поэт и писатель, автор современных детских книг как для малышей, так и для подростков. Его книги пользуются огромной популярностью, выпускаются большими тиражами. В России вышло более 100 книг Андрея Усачёва для детей. Пять книг Андрея Усачёва рекомендовано Министерством образования России для изучения в школах в качестве учебных пособий: «Основы Безопасности Жизнедеятельности» 1, 2, 3, 4 класс, «Декларация Прав Человека», «Мои географические открытия». Музыку на его стихи писали известные композиторы: Максим Дунаевский, Теодор Ефимов, Павел Овсянников, Александр Пинегин.

А.А. Усачёв – автор сценариев Новогодних представлений для детей в Кремлевском дворце съездов и Московской мэрии. Нет таких жанров в литературе для детей, где бы он не работал, его песни звучат по радио и телевидению, он написал целую серию занимательных веселых учебников, по его сценариям снимаются мультфильмы и художественные фильмы для детей. В чем же секрет его популярности, секрет активно захватывать и удерживать внимание детей, читающих его книги? Его детские стихотворения доступны для понимания, ритмичны, они в простой форме рассказывают о довольно сложных явлениях мира и несут познавательную нагрузку.

Языковой особенностью стихотворений А.А. Усачёва является активное использование окказионализмов. Например, в стихотворении

«Глинчики» поэт на глазах читателя по модели

«блин+чик» создает новое слово «глин(а)+чик»:

Сижу в песке, пока Мама жарит блинчики Я из глины и песка Приготовлю глинчики Глинчики песочные

Вкусные и сочные [5, 16].

Или другой пример: Мы сидели на Сиделке,

И свистели в две Свистелки, И глядели в небосвод...

Вдруг глядим – летит Леталка…[5, 16].

Окказионализмы «сиделка, свистелка, леталка, проезжалка, бежалка, оралка, соображалка, гавкалка» в данном случае имитирует одну из особенностей детской речи – создание новообразований – и в то же время являются одним из приёмов, реализующих языковую игру.

Не менее интересным приемом видится соединение разноязычных морфем, или прием построения окказионализмов по модели «исконная морфема + заимственная морфема» в стихотвоверении «Пудинг». Английский суффикс

-инг(-ing) проецируется на русские слова «блюдо», «гость», «худой», «толстый», изначально такового не имевшие, в результате появляются новые слова «блюдинг»,«гостинг», «худинг»,

«толстинг»:

Англичане любят Есть на ужин пудинг, Потому что пудинг -

Очень вкусный блюдинг.

Тот, кто любит пудинг

И часто ходит в гостинг, Не бывает худинг,

А бывает толстинг! [5, 27].

В одном из поэтических текстов А.А. Усачёва обнаруживаем и такой приём детского словотворчества, как редеривация, при помощи которого от основы существительного «ботинок» создаётся окказиональное «ботин» с размерноувеличительным значением:

В лопухах лежит Ботинок, Здоровеннейший Ботин.

– Где, Ботинок, твой Братинок? Почему лежишь один?

Вы друг с другом разошлись

И друг с другом не нашлись? [5, 31].

Помимо игры с использованием деривационных особенностей языковой системы, в поэтических текстах А.А. Усачёва обнаруживается имитация речевой ошибки на уровне образования формы. Несклоняемое слово «пальто» намерено склоняется поэтом и употребляется форма «в пальте», графическая выделенность данной словоформы в тексте сигнализирует о необходимости обратить внимание на данное слово. Как правило, тексты с подобными словоформами имеют ярко выраженную прагматическую установку, связанную с оценкой их неправильности, высмеиванием:

Жил в нашем подъезде Иван Петушков. Он был чемпионом среди чудаков: Когда все гулять выходили в пальто, Иван выходил в ПАЛьТЕ. [5, 20].

Активно поэт использует и словосложение. В результате «соединения двух мотивирующих слов» [6, 42] возникает новое слово. Например, в стихотворении «Паповоз»:

Мы играли в паповоз,

В самый быстрый паповоз, В самый лучший паповоз: Ехал я, а папа – вёз.

Папа, не сбавляя ходу, Рассекает грудью воду

И – подняв волну, плывёт – Настоящий папоход!

Из тумана перед нами Айсберг вырос, как гора... Папоход взмахнул руками, Паполёт летит –

Ура! [5, 7-8].

Окказионализм «паповоз», созданный по аналогии со словом «паровоз», на фоне канонического слова приобретает необычайную выразительность, привлекает к себе внимание. В стихотворении автор продолжает этот ряд, пополняя его такими новообразованиями, как папоход – пароход, паполет –самолет. Подобные новообразования одновременно выполняют и номинативную функцию – называет «новое транспортное средство в игре с ребенком – папу», и изобразительно-выразительную, и комическую. Игра со словом привела к появлению новых единиц «паповоз», «папоход», «паполет», по внешней форме напоминающих детскую речь, и по этой самой причине понятных ребенку.

Кроме описанных способов словообразования А.А Усачёв прибегает к наложению слов и актуализации части слова. Рассмотрим примеры в стихотворениях А.А. Усачёва «Лягушачий букварь» и «В первый класс»:

Трудно в первом классе Лягушонку КВАсе: Нужно выучить слова Все слова со слогом КВА:

КВАс, КВАдрат, КВАртира, КлюКВА, ТыКВА, смоКВА, брюКВА, буКВА.

И, конечно же, на КВА

Слово главное –Мос-КВА! [5, 24].

Поросенок:

ХРЮ-ХРЮ-ХРЮ

Стал читать по букварю. Должен он закончить с мамой Подготовку к сентябрю.

В школе и простые звуки

Нужно ХРЮкать по науке! [5, 19].

В заключении подчеркнем, что исследование индивидуального словотворчества – интересная и актуальная проблема современной лингвистики. Авторские новообразования являются наглядной иллюстрацией путей и форм развития языка, их изучение способствует выявлению тенденций словообразовательных процессов, в то же время авторские новообразования дают представление об особенностях идиостиля художника слова.

 

Литература

  1. Чуковский К.И. От двух до пяти. – М.: Мелик-Пашаев, 2013.
  2. Мамаева С.В. Речевой портрет школьника 5-7 классов. – Кемерово: Изд-во КГУ, 2007.
  3. Шахнарович А.М. Детская речь // Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Наука, 1990. – С. 198.
  4. Лыков А.Г. Современная русская лесикология: русское окказиональное слова. – М., 1974.
  5. Усачев А.А. Стихи для детей. – М.: Эксмо, 2005.
  6. Лопатин В.В. Рождение слова. Неологизмы и окказиональные образования. – М.: Наука, 1973.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...