Формирование терминов нефтегазовой отрасли в английском и казахском языках и их структурная организация

В статье рассматриваются особенности формирования терминов нефтегазовой отрасли в английском и казахском языках и их структурная организация. Среди рассмотренных терминов нефтегазовой отрасли в английском и казахском языках выявлены следующие терминополя: «нефтедобыча», «нефтехимия», «нефтеперерабатывающая промышленность», «добыча газа», «проектирование», свидетельствующие о системности смысловых отношений терминологических единиц, связанных между собой тематическими понятиями и понятиями на основе родовидовых отношений. В основе образования рассматриваемых терминосочетаний лежит семантическое развитие общелитературных слов. Для терминосочетания образованных в результате изменения значения общелитературных слов характерными являются следующие семантические процессы: терминологизация слов литературного языка, метафоризация семантического объема слов, семантическая дифференциация, а также семантическая мотивированность.

За последние десятилетия в современном языкознании обозначился ряд исследователей, посвятивших свои работы изучению терминологии (В.М. Лейчик, Н.В. Подольская, А.В. Суперанская, Г.П. Немец, Н.В. Васильева, В.П. Даниленко и др.). Известный исследователь В.М. Лейчик определяет терминоведение как самостоятельную научную дисциплину [1, 14]. По мнению современных исследователей, терминология настоящего времени ─ это искусственно формируемый пласт, каждая единица которого имеет определенные ограничения для употребления и оптимальные условия для существования и развития. Особой чертой, отличающей термин от других типов номинации, является связь с научными концепциями. Следовательно, языковой статус термина подвержен влиянию той отрасли знаний, в которой он детерминируется.

Определение понятия «термин» и требования к нему до сих пор остаются спорными, так как многие языковеды в зависимости от объекта исследования дают различные определения данному понятию. Несмотря на это, остаются общепринятыми положения, выдвинутые Д.С. Лотте относительно термина: термин рассматривается как член национальной терминологической системы; терминоэлемент является минимальной единицей, имеющей терминологическое значение и участвующей в терминообразовании; естественно сложившиеся терминологии обладают определенными «недостатками»; различаются «абсолютная» и «относительная» однозначность терминов; необходимо членение массива понятий на «собственные» и «привлеченные» (упорядочиваются только термины собственных понятий); первоначально следует придавать упорядоченным терминам статус терминологической рекомендации, с тем, чтобы специалисты привыкли к новому пониманию терминов; в первую очередь следует уделять внимание правильному построению узлов терминов, являющихся терминами – производителями, ибо от их структуры зависит и вся структура собственной отраслевой терминологии; образованный термин должен быть именем собственным предмета или понятия, не имея в данной области синонимов и не представляя собой омонима; существующий и вновь создаваемый термин должен вызывать определенную ассоциацию ─ «частную» (смысловую) или «узловую» (агрегатную) [2, 56 – 58].

Актуальной для терминоведения остается проблема исследования в границах научного дискурса. В современной лингвистике в изучении термина известны два основных подхода: нормативный и дескриптивный. При нормативном подходе термин рассматривается в качестве лексической единицы определенного типа, обладающей особой семантической и грамматической структурой, которая отличает его от слов общелитературного языка. Сторонники нормативного подхода выработали требования к термину, сущность которых заключается в том, что такой термин должен быть однозначным, точным, систематичным, кратким и не иметь синонимов и антонимов. К сторонникам данного подхода относятся Д.С. Лотте, А.А. Реформатский, В.И. Сифоров, Т.Л. Канделаки, в исследованиях которых термин представлен не как динамичный, функционирующий в живой речи, и, следовательно, подверженный изменениям элемент, а как статичный элемент сферы фиксации. В лингвистке такой термин получил определение «идеальный термин».

При изучении термина в сфере функционирования сторонники дескриптивного подхода подвергли сомнению правомерность предъявления к терминам требования как к статистичному элементу сферы фиксации (Г.О. Винокур, Б.Н. Головин, Р.Ю. Кобрин, В.П. Даниленко, А.И. Крылов). Специфика термина при дескриптивном подходе состоит в том, что термин не является особым словом, а лишь словом в особой функции, т.е. любое слово, может стать термином, а любой термин перейти в сферу общеупотребительной лексики. Следовательно, термин может быть многозначным, ему присуще наличие синонимов и антонимов. Современные исследования подтверждают правоту сторонников дескриптивного подхода, точку зрения которых мы полностью разделяем.

Как известно, формирование терминологии зависит от науки, выдвинувшейся в своем развитии на новые позиции, что в свою очередь происходит в связи с изменениями в общественной жизни. В 60 –70 – х гг. ХХ века в науке поднимается вопрос о создании терминов, выявляется изменение тенденций в терминотворчестве, появляется новый подход к проблемам понятия «термин» через призму неологии. В процессе образования терминов акцентируется внимание на том, что возможности построения, установления связей между формой и значением термина определяются структурными особенностями языка. При образовании нового термина идет поиск необходимой знаковой информации на основе имеющегося языкового опыта, закрепление ее в особой «информационно-терминологической сфере языка». К началу ХХI века представление о термине как о новой единице языка значительно меняется в связи с тем, что общий уровень абстрактности дефиниций, обозначенных вновь порожденными терминами, становится выше, а семантическая структура оказывается более гибкой по сравнению с терминами, обслуживающими потребности предшествующего знания [3, 21]. Термин становится средством, орудием научной коммуникации, характеризуясь многоплановостью и многофункциональностью аспектов своей репрезентации.

Для терминосистем английского и казахского языков характерны наличие общих лексико – тематических групп (area ─ аудан, surface ─ бет, drilling ─ бұрғылау), общность логических, структурных и семантических свойств терминов, в том числе: понятийная сторона семантики терминов, словообразование и дериватология терминов, устанавливающая семантические связи между ними, влияющие на формирование терминосистем и их отношений. Единый принцип формирования терминосистем происходит за счет наличия: 1) интернациональных терминов в указанных языках, примерами которых могут служить следующие лексемы: абсорбент (absorbent), абсорбция (absorption)агломерат (agglomerate)баррель (barrel); 2) массива заимствований англоязычных нефтегазовых терминов в аналогичных терминосистемах казахского языка: вакуум (vacuum), ингибитор (inhibitor), инжектор (injector), коррозия (corrosion).

Во всех отраслях науки и техники происходит активная терминологизация казахской лексики, благодоря которой в настоящее время развитию казахской терминологии уделяется большое внимание,

Целая плеяда лингвистов – терминологов, среди которых академик А. Кайдаров, У. Айтбаев, Б. Калиев, Ш. Курманбайулы, Ш. Билялов, Р. Шойбеков и др., посвятила свои исследования терминотворчеству, что послужило мощным толчком для развития данной области лингвистики в Казахстане.

Современная научная терминология английского и казахского языков  это результат длительного процесса исторического развития языка науки. В распространении и создании новых терминов нефтегазовой отрасли особую роль играют внешнеэкономические связи, возникающие в сфере международного общения, что способствует появлению терминов иноязычного характера.

Образование терминополя «нефть и газ» в английском языке первоначально осуществлялось путем заимствования слов из латинского, греческого, старофранцузского, реже ─ немецкого языков: crude (лат.) ─ сырье, ointment (др. фр.) – мазь, octane number (греч. okto – восемь) ─ октановое число. В настоящее время в процессе развития нефтегазовой отрасли образование новых терминов в английском языке происходит внутри самого языка на основе исконной лексики.

Начиная со второй половины ХХ века в период развития нефтегазового сектора в казахский язык начинают активно внедряться интернационализмы, термины английского, русского языков чаще всего путем синтаксического калькирования соответствующих многокомпонентных терминов, освоения интернационального лексического фонда из английского языка через русский язык, который, как было сказано выше, стал языком – посредником между казахским и английскими языками, а также путем лексического и семантического заимствований. В последнее десятилетие в казахском языке наблюдается массовый перевод терминов нефти и газа заимствованного характера на термины – эквиваленты исконного языка.

Среди рассмотренных терминов нефтегазовой отрасли в английском и казахском языках выявлены следующие терминополя: «нефтедобыча», «нефтехимия», «нефтеперерабатывающая промышленность», «добыча газа», «проектирование», свидетельствующие о системности смысловых отношений терминологических единиц, связанных между собой тематическими понятиями и понятиями на основе родовидовых отношений. Например, терминосистема oil − мұнай (нефть)oil pool ─ мұнай шоғыры (залежь нефтяная); oil show ─ мұнайдың көрінуі (проявление нефти) и др. Внутри терминополя «нефтедобыча» среди терминов выявлены объемные блоки со значением «бурение» и «скважина»: drilling − бұрғылау (бурение): structural drilling ─ құрымдылық бұрғылау (бурение структурное); drilling speed ─ бұрғылау жылдамдығы (скорость бурения) и др.well, hole − ұңғыма (скважина): well depth ─ ұңғыманың тереңдігі (глубина скважины), well hole ─ ұңғыманың оқпаны (ствол скважины) и др.

По внутренней структуре термины делятся на однокомпонентные и многокомпонентные, например: англ. – sedimentation ─ седиментация, orifice ─ отверстие; каз. – кенорны ─ field, жоба ─ draft (однокомпонентные); англ. – abrasiveness of rocks ─ абразивность пород, capacity drum ─ емкость; каз. – кәделеуіш қазандық ─ котел утилизатор, өнеркәсіптік кенорны ─ месторождение промышленное (многокомпонентные). На примере диаграммы в терминосистемах нефтегазовой отрасли сопоставляемых языков наблюдается тенденция к преобладанию многокомпонентных терминов над однокомпонентными.

Количественное соотношение многокомпонентных и однокомпонентных единиц терминополя «нефть и газ» в английском и казахском языках (%).

Рисунок 1. Количественное соотношение многокомпонентных и однокомпонентных единиц терминополя «нефть и газ» в английском и казахском языках (%).

Полилексемные терминологические сочетания делятся на двухкомпонентные, трехкомпонентные, четырехкомпонентные, где наиболее распространенными являются двухкомпонентные сочетания, образованные по модели «имя сущ. + имя сущ.»: англ. – compressor oil (компрессорное масло), paraffine wax (пластичная глина); каз. – көмірлі балама – (эквивалент угольный), газ абсорбциясы (абсорбция газов). К данной модели в английской терминолексике относится 62%, в казахской терминолексике – 57% от общего числа двухкомпонентных сочетаний.

Количественное соотношение полилексемных двухкомпонентных, трехкомпонентных, четырехкомпонентных единиц терминополя «нефть и газ» в английском и казахском языках (%).

Рисунок 2. Количественное соотношение полилексемных двухкомпонентных, трехкомпонентных, четырехкомпонентных единиц терминополя «нефть и газ» в английском и казахском языках (%).

К структурному типу «имя прил. + имя сущ.» относится небольшое количество словосочетаний, что представляет 18% от числа двухкомпонентных сочетаний: англ. – analytical balance (аналитические весы), spherical bearing (сферический подшипник); каз. – мұнайлы аймақ (область нефтеносная), қаттық мұнай (нефть пластовая). В ходе исследования среди терминов казахского языка структурные типы двухкомпонентных сочетаний, содержащие предлоги или союзы, не были обнаружены.

Трехкомпонентные и четырехкомпонентные терминологические сочетания в рассматриваемых языках составляют небольшое количество полилексемных сочетаний: англ. – ash of petroleum product (зольность нефтепродукта), combustibility of petroleum product (горючесть нефтепродукта; каз. – газдың мұнайда ерігіштігі (растворимость газов в нефти),

ауырлатқан бұрғылау құбыр (утяжеленная буровая труба). Среди трехкомпонентных терминологических сочетаний преобладают конструкции по типу «имя сущ. + имя сущ. + имя сущ.». Образование сложных составных понятий в терминологической лексике объясняется неспособностью однословной терминологической единицы удовлетворить потребность в номинации. Обращение к терминам связано с терминообразованием в современной нефтегазовой отрасли, в которой синтаксический способ обозначения понятий занимает ведущее место и является существенной характеристикой английского и казахского языков как в плане содержания, так и в плане выражения.

Терминологическое словосочетание состоит из стержневого и зависимого компонентов, где стержневой компонент несет основное значение, а зависимый компонент дополняет основное значение. В зависимости от стержневого компонента терминосочетания подразделяются на субстантивные (именные), где стержневым компонентом выступает существительное; адъективные (стержневое слово  имя прилагатель ное причастие числительное); глагольные и наречные.

Однокомпонентные термины в рассматриваемых языках довольно разнородны и делятся на три основных структурных типа: простые, аффиксальные и сложные термины, среди которых преобладают аффиксальные термины:

  • простые: англ. – area (область), field (поле); каз. – алап (поле), мұнай (нефть);
  • аффиксальные: англ. – migration (миграция), saturation (насыщение); каз. – айырғыш (сепаратор), ауытқы (аномалия);
  • сложные: англ. – framework (каркас), hydrocarbons (сырье нефтегазовое); каз. – жерасты (подземный), кенорны (месторождение). Как показало исследование, в основе образования рассматриваемых терминосочетаний лежит семантическое развитие общелитературных слов. Для терминосочетания образованных в результате изменения значения общелитературных слов характерными являются следующие семантические процессы: терминологизация слов литературного языка, метафоризация семантического объема слов, семантическая дифференциация, а также семантическая мотивированность.

 

Литература

  1. Лейчик В.М. К определению философских основ терминоведения. ─ М., 1998. ─ 258 с.
  2. Лотте Д.С. Упорядочение технической терминологии // История отечественного терминоведения. Классики терминоведения: Очерки и хрестоматия. ─ М., 1994. ─ С.77.
  3. Айтбаев У. Основы казахской терминологии. – Алматы: Арыс, 2000. – 114 с.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Филология