«Эти необычные дети» (из опыта работы с детьми с расстройствами аутистического спектра)

Аутизм тяжелое психическое расстройство, возникающее вследствие нарушения развития головного мозга и характеризующееся дефицитом социального взаимодействия и общения, уходом от контактов с действительностью, бедностью выражения эмоций, а также ограниченными интересами и повторяющимися действиями.

Аутизм – это такое заболевание, при котором нарушается общение ребенка с родителями и сверстниками, его речь, поведение и моторика.

Развитие аутичного ребенка не просто задержано, оно искажено: нарушена система смыслов, поддерживающих активность ребенка, направляющих и организующих его отношения с миром. Коррекционная работа с аутичным ребенком должна быть направлена главным образом на развитие эмоционального контакта и взаимодействия со взрослым и со средой, на аффективное развитие, формирование внутренних адаптивных механизмов поведения, что приведет к повышению социальной адаптации аутичного ребенка.

В последнее время все чаще и чаще поднимается вопрос о методах и приемах работы с детьми с диагнозом ранний детский аутизм. Связано это с тем, что число детей с данным диагнозом увеличивается с каждым годом. Если десять лет назад при открытии кабинета коррекции г. Риддера детей с расстройствами аутистического спектра не было, то на сегодняшний день их количество составляет семь человек. Может быть, таких детей гораздо больше, но своевременное выявление детей с диагнозом РДА до сих пор является проблемой. Из семи детей, имеющих различные расстройства аутистического спектра и посещающих КППК г. Риддера, имеют направление на занятия к педагогу-психологу только два ребенка. Сами родители, обращаясь в ПМПК, как правило, делают акцент на отсутствие или дефекты речи и получают направление на оказание логопедической помощи. Поэтому приходится объяснять и убеждать родителей в том, что первопричиной отсутствия речи и необычного поведения ребенка является не речевая патология, а эмоционально-волевые расстройства. Знание первопричины «непонятного» поведения ребенка очень важно. В этом автор статьи убедилась на собственном примере.

Средний ребенок родился с довольно крупным весом. Роды были сложными, вследствие чего ребенок при родах получил кровоизлияние в мозг. Мы постоянно наблюдались у невропатолога и выполняли все рекомендации врача. Ребенок рос неспокойным, плохо спал. Да еще, ко всему прочему, добавились проблемы с кишечником. И когда к положенному сроку у него не появилась ответная улыбка, мы списывали это на постоянные боли в животике. Пошел он довольно рано, в 9,5 месяцев. И когда мы гуляли с молодыми мамами на улице, все дети держались группой, наблюдая друг за другом, забирали друг у друга игрушки, пинали мячик, наш малыш в стороне ото всех «нарезал» круги, развлекая этим сам себя. Странности проявлялись и в еде. Ел все, но обязательно вприкуску с помидорами. Однажды, посмотрев сказку

«Морозко», мы «застряли» на этой сказке на целый год, прежде чем смогли переключиться на другие фильмы и мультики. Он не любил играть игрушками, но мог часами слушать, когда ему читают. Любимым занятием было складывание деталей конструктора в длинный ряд. Мы даже проверили слух, чтобы убедиться, что все в порядке, так как ребенок откликался не сразу. Но самое большое потрясение для него стало поступление в положенные три года в детский сад. Эти две недели мы вспоминаем, как страшный сон. Он не просто плакал, он сидел, дрожал и выл, как волчонок, весь день напролет. Перестал кушать, стал вскакивать ночью с диким ревом. Последней точкой в принятии решения забрать ребенка на год из сада стало высказывание медработника, которая сказала: «Сколько лет работаю, видела, как дети адаптируются по-разному, но чтобы у ребенка было такое учащенное сердцебиение и предобморочное состояние – вижу впервые». Через год необходимость заставила нас снова вернуться в детский сад, но каждый день, заходя в группу, выпучив глаза, он шел мелкими, нерешительными шажками, ища свободный стульчик, а если кто-то успевал сесть на этот стул, разворачивался и с ревом выбегал из группы. Он не отвечал на занятиях, выполняя работу карандашом, постоянно ронял его из рук, не играл с детьми и очень боялся рисовать. Воспитатель постоянно жаловалась, что ребенок ничего не знает и не умеет. Но стоило только самой задать тот же вопрос, что и она, ребенок сквозь зубки отвечал на него. «Вот что мне делать, садить маму рядом?» спрашивала она. Мама только пожимала плечами… Мы понимали, что с ребенком что-то не так, но что? Так бы и мучились в догадках, если бы не случай. Автору статьи предложили съездить на курсы повышения квалификации с тематикой «Аутизм и работа с ним». Педагог, рассказывая признаки аутистических проявлений в буквальном смысле этого слова, описал нашего малыша, его повадки, привычки, и все поведение в целом.

Мы полностью поменяли отношение к ребенку не только дома, но и в саду. Теперь, придя в детский сад, он точно знал, что там стоит его стул, стоит на одном и том же месте, и никто на него не сядет. Он почувствовал себя защищенным. Няня часто просила помочь ей накрыть для детей столы к завтраку, что он делал с большим удовольствием. Если ребенок отказывался выполнять задание, никто не заострял на этом внимания и уже не требовал этого сделать здесь и сейчас. Придя домой, он делал его сам и уносил в сад. Со временем ему просто надоело делать это дома одному, и он стал выполнять задания со всеми вместе и даже отвечать на занятиях. Ребенка стали хвалить. А так как он очень зависим от одобрения взрослых, стал очень стараться. Теперь он в пятерке лучших учеников группы, любит танцевать, петь песни, рассказывать стихи…

Автор статьи часто задает себе вопрос что было бы, если бы не поехала на эти курсы? Ведь описание аутизма из университетского курса дефектологии осталось в памяти образом «Человека дождя» из одноименного фильма режиссера Барри Левинсона. На тот момент автор статьи знала, как проявляются более легкие формы аутизма. А ведь скольких проблем можно было избежать, если бы понять причину поведения малыша не в четыре года, а намного раньше.

Успех коррекционной работы с ребенком, наряду с другими составляющими, во многом зависит от сотрудничества с родителями. Очень часто 2-3-летний ребенок (а иногда и старше), который по своему аффективному возрасту и прежде всего по способности понять эмоциональный смысл ситуации, еще «не дотягивает» даже до года. Поэтому, в первую очередь, важно понять и учитывать актуальный уровень развития ребенка. Эффективность психологической коррекции во многом обусловлена ежедневной отработкой навыков, полученных на занятии. Задача психолога заключается в ознакомлении родителей с содержанием и особенностями занятий, в получении информации о продвижении ребенка в коррекции, в получении и выполнении домашних заданий. На начальных этапах коррекционной работы необходимо участие в этом процессе, по крайней мере, двух родителей (или взрослых) для отлаживания у малыша различных форм реагирования. Один берет на себя как бы внешний контакт с ребенком – пытается войти с ним во взаимодействие, спровоцировать его активность, подключиться к его аутостимуляции, поддержать адекватно его спонтанные проявления; второй – активно помогает ребенку войти в это взаимодействие, работая его телом, руками, ногами, вокализируя за него или вместе с ним, оформляя его звуки в нужные по смыслу ситуации слова, эмоционально реагируя за него.

Для того, чтобы эффективно взаимодействовать с аутичным ребенком, надо суметь войти в его мир, понять, чего он хочет, с уважением относясь к его желаниям. Эти необычные дети требуют особого подхода и внимания со стороны педагогов. А своевременная организация коррекционного воздействия является основным фактором, обусловливающим успешную социальную адаптацию и реабилитацию проблемного ребенка. На сегодняшний день в научных исследованиях содержатся убедительные данные, подтвержденные практикой, о том, что наибольшие педагогические возможности для преодоления недостатков в развитии ребенка имеют период раннего возраста.

Хочется поделиться некоторыми интересными и эффективными приемами работы с детьми-аутистами. Данные приемы уже апробированы и неоднократно использовались в практике работы. Трудно отнести данные приемы к чисто психологическим, ведь работа с аутичными детьми любого специалиста не может быть чисто психологической либо педагогической. Каждый специалист, работающий с такими детьми, должен уметь сочетать в себе и психолога, и педагога, и дефектолога, и логопеда, и даже родителя одновременно.

Даже небольшой отклик от аутичного ребенка в сторону педагога на начальных этапах коррекционной работы уже можно считать своей маленькой победой, потому что наладить контакт и завоевать доверие у малыша порой неимоверно сложно. А ведь это является основной задачей в работе с аутичными детьми. Как же происходит этот процесс?

Первое взаимодействие с аутичным ребенком необходимо строить, опираясь только на его интересы. Такие дети очень плохо принимают все новое, поэтому начинать занятие нужно с известного для ребенка, а потом постепенно вводить новую игрушку, новые картинки, книги и пособия, новую игру.

При установлении первичного контакта – эффективно использовать «метод непосредственной имитации поведения». Он включает в себя привлечение внимания и интереса ребенка к педагогу и совместным действиям с ним.

В процессе нескольких занятий нужно максимально точно повторять все действия ребенка: движения, позы, мимику, эмоциональные реакции, воспроизводить все его звуки, слова и вокализации, стараться придерживаться того же темпа и ритма, даже в дыхании. Нужно стараться выполнять все действия синхронно с ребенком, даже несколько экспрессивнее, а вокализации громче.

Такое полное копирование поведения ребенка помогает лучше почувствовать и понять его. Кроме того, эти действия вызывают интерес к совместной деятельности. Так, например, Вова К. на первых занятиях, входя в кабинет и не обращая внимания на педагога, сразу брал книги, начинал листать их, затем ставил на место, брал другие книги, снова ставил их и мог заниматься этим бесконечно. Тогда к следующему занятию автор статьи подобрала несколько пар внешне схожих книг, и когда ребенок брал книгу, шел с ней к столу, то брала такую же книгу и, шагая с ним, нога в ногу, максимально точно повторяла его действия. Уже через некоторое время мальчик обратил внимание на педагога и даже начал манипулировать, произнося звуки, делая движения руками и ногами в ожидании повтора за ним.

Если ребенок не вовлечен в совместную деятельность, у него не сформируется подражание и, как результат, не появится интереса к предлагаемому заданию. Следовательно, необходимо сделать так, чтобы он стал проявлять интерес к деятельности взрослого, наблюдать за ним и на основе этого проявлять желание вступить в эмоциональный контакт.

После нескольких занятий «по имитации поведения ребенка» (в зависимости от того, как идет этот процесс, и от состояния ребенка) можно вводить другой метод – «отставленную имитацию». Мы копируем и демонстрируем поведение ребенка, повторяя весь арсенал его действий с предметами, но уже не следуя за ним, а самостоятельно и независимо от его поведения. В процессе этих манипуляций уже ребенок начинает присоединяться к нашим действиям и повторять за нами. На этом этапе в структуру занятия можно вносить коррективы в зависимости от индивидуальных особенностей ребенка и продолжать работу по развитию моторных функций, речевых функций, формированию познавательных процессов.

После прохождения адаптационного периода определяется ведущее направление коррекционной работы: развитие навыков социального взаимодействия, развитие координации, речи и т.д. В структуру занятий обязательно включены упражнения на тренировку вестибулярной системы – системы поддержания равновесия. Мозг человека развивается в ответ на стимулы, такие, как звуки, свет, давление, температура, сила тяжести. Большая часть рецепторов, воспринимающих сигналы внешней среды, расположена в мышцах, контролирующих положение тела и осанку. Прямохождение требует множества действий для поддержания равновесия, координации. Снижение двигательной активности действует на мозг неблагоприятно, возникает «неуклюжесть», не формируется схема тела.

Если у ребенка выраженное полевое поведение, трудности сосредоточения на задании, хорошо использовать «метод совместно неразделенной деятельности» педагога и ребенка. Например, в заданиях на развитии мелкой моторики важную роль играют совместные действия: когда нужно совместить два предмета или две части предмета. Одну часть предмета даем ребенку, вторую оставляем у себя. В процессе использования данного метода важно добиться того, чтобы ребенок начал обращаться с просьбой, используя речь или жест.

С этой целью целесообразно использовать матрешки, пирамидки, башенки, шнуровки и т.д. Соотносящие действия совершенствуют мелкую моторику, глазомер, согласованность движений рук. В процессе таких действий мы учим ребенка хватанию, зрительно-двигательным координациям, умению удерживать предмет между большим и указательным пальцами, указательному жесту и пр., а главное учим межличностному взаимодействию.

Так, выполняя задание с нанизыванием бус на шнурок, сначала держу шнурок сама, затем, переложив его в руку ребенку, начинаю подавать бусинки, называя их цвет и размер, провоцируя ребенка обратиться с устной или жестовой просьбой «дай».

Формирование моторных функций можно проводить, используя любые традиционные формы работы по развитию мелкой моторики: лепка, аппликация, рисование, конструирование и пр.

У детей с аутизмом часто обнаруживается интерес к мелким сыпучим предметам. Поэтому, пересыпая горох, мы придаем эмоциональный смысл происходящему и имитируем падение капель дождя. Следя за этим, ребенок может начать повторять: “Кап, кап, кап”. Затем можно перейти к работе с пластилином. Например, рассказывая сказку, рисуем колобка и вместе с ребенком выкладываем контуры пластилином. Затем ребенок, беря горошину, делает колобку глаза, а из фасолинки рот.

Играя с крупами и песком, прячем в него, а затем ищем и достаем мелкие игрушки, предметы, фигуры. «Зарываем» руки ребенка или свои, начинаем искать пальчики. Дети терпеливо ждут, когда все пальцы будут найдены. Пересыпаем песок в различные емкости разного размера и формы. Такие игры помогают развивать тактильные ощущения ребенка и расширяют его представления об окружающей действительности.

Ребенок-аутист зачастую непредсказуем, и выполнение любого задание может пойти совсем не так, как вы его запланировали. Здесь важно не заставлять ребенка делать то, что надо вам, а важно подстроиться под его действия.

Так, на занятии Саша М. не захотел нагружать грузовик пластилиновыми «яблоками», а начал размазывать пластилин вокруг машины. Пришлось быстро дорисовывать дерево и «превращать» яблоки в падающие листья. Это оказалось ему интересным, и он включился в работу.

Большую роль в развитии ребенкааутиста играет музыка. Она влияет на мышление, эмоции человека, способна затронуть личность с любым уровнем интеллекта. Восприятие музыки не требует предварительной подготовки и доступно детям самого раннего возраста.

Специалистам, работающим с аутичными детьми, музыка может помочь наладить взаимоотношения. Поэтому в свои занятия включаем подходящую для этого классическую музыку, звуки природы и детские песенки. Сначала мы только слушаем вместе с ребенком песенку, а позже сопровождаем песни обыгрыванием – имитируем игру на гармошке, танцуем в паре с ребенком, качаясь в лодочке, делая различные движения руками.

Игротерапия занимает одно из центральных мест в психолого-педагогической коррекции аутизма. Поэтому на занятиях мы часто играем с куклами кукольного театра. Набор кукол берется разнообразный (как правило, это куклы-животные, куклылюди, а так как у детей с аутизмом контакт с людьми глаза в глаза затруднен, также используются неструктурированные куклы – куклы, у которых есть одежда, но нет лица). В отличие от обычных детей, дети с аутизмом зачастую предпочитают игру с куклами-животными или с куклами без лица. Так, Вова К. очень любит играть с такими куклами. И при, казалось бы, внешней отрешенности от обращенной речи человека, он очень хорошо слышит, стоит только надеть игрушку на руку. И с большим удовольствием выполняет все задания. Сам любит надевать кукол на руки, играя в догонялки, жалея другую куклу и т.д.

В процессе проведения таких развивающих занятий необходимо соблюдать следующие принципы:

  1. Учитывать психическое состояние ребенка. Если ребенок излишне возбужден, то не следует принуждать, требовать выполнения заданий. У аутичного ребенка это может вызвать самоагрессию, агрессию;
  2. Не стоит пытаться научить ребенка всему сразу, лучше всего сосредоточиться на одном, наиболее доступном навыке;
  3. Ориентироваться следует на интересы ребенка и доступные ему виды деятельности, подбирать такие задания, которые были бы ему доступны и приводили к конкретному результату;
  4. Любое задание необходимо обыграть, придать ему эмоциональный смысл. Например, Саша М. на одном из занятий самостоятельно взял маркер и стал «чиркать» им по доске. Педагог, в процессе «чирканья», начал комментировать и придавать рисунку конкретные образы. Так как у Саши сверхпристрастием являются машины, мы из «чирканий» сделали дорогу, нарисовали на ней машину, сказали, что это папа везет маму, Сашу на прогулку за город. Мальчик оживился, стал смотреть в глаза и улыбаться. Стал обращаться с просьбой открыть маркер другого цвета и начал дорисовывать детали машины.

Но какой бы метод работы с детьми с РДА мы не выбрали, следует помнить о том, что деятельность ребенка следует усложнять постепенно, переходя к более сложным играм и упражнениям, направленным на решение эмоциональноповеденческих проблем.

И в заключении хочется привести отрывок стихотворения мамы ребенкааутиста Ирины Замышляевой:

Мой ребенок – Аутенок, Мой ребенок – аутист.

Он другой походкой ходит, По-другому видит жизнь. То смеется он, то плачет, То ночами он не спит.

Об одном и том же часто Упоенно говорит.

То без устали рисует,

То в укрытии лежит, То игрушки разбросает,

А задашь вопрос – молчит. Неуклюже ест и ходит,

Ну а с техникой на «ты»,

Он в два счета вам раскрутит Вещь любую на винты.

Мой особенный ребенок – Нежный, ласковый, родной, Беззащитный Аутенок,

Как мы выживем с тобой? Разделяя твои страхи, Иногда боюсь сама:

Ну а если что со мною –

Как ты будешь без меня? Ты взрослеешь, поднимаюсь По ступенькам я с тобой, Мой любимый Аутенок, Аутист мой дорогой…

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Баенская Е. Помощь в воспитании детей с особым эмоциональным развитием (ранний возраст). – М.: Издательство: Теревинф, 2009.
  2. Ихсанова С.В. Система диагностико коррекционной работы с аутичными дошкольниками. СПб.: ООО «Издательство «Детство-пресс», 2011.
  3. Мамайчук И.И. Помощь психолога детям с аутизмом. – СПб.: Речь, 2007.
  4. Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М. Аутичный ребенок: пути помощи. М.: Теревинф, 2012.
  5. Петрова Н. Путешествие с Алисой, или Разбитое Зазеркалье. Книга про аутизм для родителей, воспитателей, педагогов и психологов. – СПб.: «Издательство «Диля», 2010.
  6. Шрамм Р. Детский аутизм и АВА: ABA (Applied Behavior Analisis): терапия, основанная на методах прикладного анализа поведения. – Екатеринбург, 2013. – 208 с.
  7. Янушко Е.А. Игры с аутичным ребенком. Установление контакта, способы взаимодействия, развитие речи, психотерапия. М.: «Теревинф», 2004.
Год: 2014
Категория: Психология