Новая мифологическая школа Казахстана

В современном казахском литературоведении, фольклористике, музыковедении, культурологии, этнографии появляются исследования по отдельным проблемам и аспектам мифологии, как то – мифопоэтика, архетипы, символы, мифологемы в казахской литературе и культуре, ритуалы и инициации, – имеющие некий базисный материал для зарождения национальной научной мифологической парадигмы.

В 2004 году произошел качественный скачок в развитии мифологической школы казахского литературоведения и языкознания, связанный с деятельностью общественного объединения

«Рух-Мирас» и издаваемым им одноименным журналом.

Для поля современной казахской культуры неоценим интеллектуальный вклад двух казахстанских периодических изданий – альманаха «Тамыр», под руководством поэта, писателя, культуролога Ауэзхана Кодара, и альманаха «Рух-Мирас» (2004 – 2007), под руководством кандидата философских наук, культуролога Зиры Наурзбаевой.

Актуальные исследования в области казахской мифологии С. Кондыбая, З. Наурзбаевой, Е. Турсунова, А. Мухамбетовой, Ж. Дуйсенбаевой, Б. Жетписбаевой, К. Жанабаева, Т. Асемкулова и многих других авторов альманаха «Рух-Мирас» сформировали новый уровень национальной мифологической школы как «духовно-интеллектуального течения», по выражению Е. Исмаилова [1].

Прежде всего необходимо отметить, что представители новой мифологической школы являются личностями сложившимися, профессионально подготовленными в области литературоведения, фольклористики, культурологии, музыковедения, философии, и их накопленный интеллектуальный потенциал буквально взорвался после появления на авансцене казахской духовной мысли феномена Серикбола Кондыбая.

Научное творчество Серикбола Кондыбая (1968-2004) уложилось в небольшие временные рамки, спрессовавшись в мощный пласт духовного знания, лейтмотивом которого служат слова самого Серикбола: «Мифке оралу» («Возвращение к мифу»). При этом нужно знать, что миф – это не только «средоточие культурной памяти человечества» [2], но и возможность создать единое поле казахской научной гуманитарной парадигмы и получить достоверный ответ на многие вопросы современности.

В статье Серикбола Кондыбая «Мифке оралу» [3] указан единственно возможный путь обретения национальной духовной платформы. По Серикболу Кондыбаю, современное гуманитарное знание Казахстана строится на индоевропейской научной парадигме, гуманитарные дисциплины развиваются по отдельности, не учитывая того факта, что они генетически связаны между собой, и при этом не опираются на общую для них науку мифологию. Эти важнейшие для культурного роста вопросы можно решить по следующей «схеме», предложенной основателем казахской мифо-лингвистической школы С. Кондыбаем: «1. Бірінші кезекте қазақтың мифологиялық келтірімдерін мүмкін болғанша қалпына келтіру (реконструкциялау) керек.

  1. Бұл өз кезегінде гуманитарлық ғылымдарға (тіл тану, əдебиеттану, фольклор, философия, психология, этнография, тарих, археология, мəдениеттану, т.б.) ортақ қисын, ортақ меже, ортақ ұстаным беріп, оларды дамытуға мүмкіндік береді.
  2. Ал осындай даму өз кезегінде зерттеу жетістеіктерін күнделікті өмірде (саясатта, өнер мен мəденитте, идеологиялық іс-шараларда, т.б.) пайдалануға қажетті идеяларды, əдістерді, тетіктерді табуға жол ашады» [3, с.16].

Значение научного подвига Серикбола Кондыбая заключается в том, что он нашел ключ к постижению действительной истории тюркского эля через мифологическое постижение тюркского (казахского) языка. Только один его краткий мифологический словарь представляет неисчерпаемую и богатейшую сокровищницу Знания.

Положение «мангистауского потрясателя Вселенной мифов» Кондыбая, что мифология –«головной мозг всякой самостоятельной нации»

[4] – может помочь в решении насущных вопросов политики, искусства, культуры и идеологии, угадывается в выступлении Мурата Ауэзова на парламентских слушаниях по вопросу «Законодательное обеспечение сохранения и развития культуры в РК» 20 мая 2005 года. М.М. Ауэзов заявил, что «культура стала фактором стратегической безопасности нашей страны. Когда Ж-й (М.А. – Мурат Мухтарович назвал полностью фамилию, но я, в силу мифологического табуирования и запрета называть по имени зло во избежание еще большего зла, ограничиваюсь только буквой) или другие наши недруги говорят о том, у Казахстана нет исторически легитимных границ, одновременно они говорят о том, что у Казахстана нет культуры, стоящей какого-либо внимания» [5].

То есть «значение культуры в современной геополитической ситуации» велико, как, впрочем, и сорок лет назад, когда казахские писатели обратились к своей истории, в первую очередь для того, чтобы казахам не чувствовать себя «пришельцами на родной земле» [6]. М.М. Ауэзов подчеркнул, что от того, как общество ответит на вопросы: «Кто мы, что мы за народ, какие цели ставим, к чему идем», будет зависеть будущее всей нации и всего государства.

В решении этих вопросов важнейшая роль принадлежит «культурной самодостаточности Казахстана», фундаментом которой служит национальная мифология. И зародившаяся мифолингвистическая парадигма знания Серикбола Кондыбая, по словам М. Ауэзова, позволяет нам обрести «огромные пласты истории как наше актуальное время. ...помогает нам как нации мобилизоваться, сделаться боеспособными в деле созидания культуры нашего времени» [5, с.226].

 

  1. Материалы Круглого стола. Феномен Серикбола Кондыбая и культурная самодостаточность Казахстана, 15 марта 2005 г., Рух-Мирас, № 2, 2005, с.6-12, с. 10.
  2. Б. Жетписбаева. Казахская художественная традиция: образ волка. -Рух-Мирас, №2, 2005, с.58-67, с.58.
  3. С. Кондыбай.Мифке оралу. Рух-Мирас, №2, 2005, с.13-19.
  4. К. Едиль (Жанабаев). Наследие С. Кондыбая и судьба национальной мифологии. – Рух-Мирас, №2, 2005, с. 42-45, с. 42.
  5.  Рух-Мирас, № 2, 2005, с. 9.
  6.  Ш.Р. Елеукенов. От фольклора до романа-эпопеи. Монография. – Алма-Ата: Жазушы, 1987. – 352 с., с.94.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Филология