Особенности общения в интерет-пространстве

В век глобализации человек подчинен стремительному темпу жизни, ее высоким требованиям. В масштабах широко развивающегося научно-технического прогресса, как отдельному индивиду, так и обществу в целом, необходимо успешно адаптироваться к изменяющимся условиям и быть максимально мобильным. Появляются новейшие инновации в области технологий, призванные модернизировать и облегчить существование человека в мире, где знание и информация являются подчас основными орудиями достижения поставленных целей. Безусловно, таким орудием является Интернет (социальная сеть – платформа, онлайн сервис или веб-сайт, предназначенные для построения, отражения и организации социальных взаимоотношений) [1], который представляет собой не только глобальную информационную систему, но и стал необходимым средством коммуникации между индивидами.

Коммуникацию в интернете отличает целый ряд значимых особенностей: общение протекает исключительно в письменной форме, традиционные невербальные и паравербальные языковые средства практически полностью отсутствуют, равно как и непосредственный контакт между коммуникантами и достоверная информация об участниках общения. Особенности лексикона пользователей интернета, иные правила построения связных высказываний и новые сценарии коммуникации составляют специфику Интернета как пространства общения [2].

Речевая агрессия с давних пор является объектом особого внимания лингвистов, в особенности с развитием интернета, повышением компьютерной грамотности, увеличением доступа к социальным сетям и потребности в них, с увеличением потока электронной информации фокус внимания лингвистов, а также социологов, психологов, политологов сдвигается в сторону интернет-коммуникаций. Интернет, будучи открытым информационным пространством, предоставляет бесчисленные возможности участия в различных диалогах, в особенности в тех, которые строятся вокруг событий, вызывающих противоположные или неоднозначные реакции.

Процессы интернет-коммуникации, как и любой другой коммуникации, требуют соблюдения норм речевого взаимодействия. Так, например, Т.В. Матвеева вывела ряд следующих постулатов, которые должны соблюдать коммуниканты для благополучного исхода диалога:

  1. владеть техникой фатического общения (общение фатическое – бессодержательное общение, использующее коммуникативные средства исключительно с целью поддержания самого процесса общения) [3] и подчинения ему логического содержания речи;
  2. владеть способами самовыражения и знать границу культуры и «антикультуры» в этой области;
  3. пользоваться широким спектром оценок, соотнося их с системой нравственных правил культурного сообщества и с личностью своего речевого партнера;
  4. помнить о взаимности коммуникативных интересов и адекватно реагировать на регуляцию своей речи партнером;
  5. соотносить индивидуальные привычки и творческие потребности с культурно-речевым сводом коммуникативных качеств и речевой компетенцией партнера, соблюдать меру в области речевой свободы;
  6. сохранять модальную стратегию вежливости [4].

Однако, ряд факторов, характеризующий общение в сети, порождает также и целый ряд негативных явлений. Причем масштабы этих явлений представляются вполне серьезными, а способы их предотвращения находятся лишь в стадии осмысления.

С появлением СМИ актуальность изучения с последующим предотвращением коммуникативной агрессии, несомненно, приобретает глобальный характер, поэтому необходимость тщательного рассмотрения предпосылок и решения проблем, связанных с агрессивностью молодежи возрастает.

Актуальность проблемы интернет-агрессии, рост ее распространенности связаны с тем, что в современных масс-медиа, как в зеркале, отражается такая общая проблема нашего социума, как рост агрессивности, особенно в больших городах. Параллельно тому, как уровень культуры в обществе падает, уровень агрессии растет. Эти явления взаимосвязаны, и их проявлением является волна виртуальной (виртуа́ льность (лат. virtualis – возможный) [5] агрессии в Интернете. Речевая агрессия в социальных сетях воплощается посредством использования инвективных речевых жанров (понятие введено Б.Я. Шарифуллиным [6]). Подобное явление не только наносит психологические травмы адресатам, особенно если пользователем интернет-форумов является ребенок или подросток, но и способствует отстранению образованных, воспитанных пользователей от коммуникативного процесса. Последнее связано с тем, что коммуникативная цель инвективных речевых жанров – выбить собеседника из колеи, умышленно дискредитировать определенного человека, причинить ему моральный и эмоционально-психический вред. В этом смысле подобные речевые приемы тесно связаны с явлением кибербуллинга (преследование с помощью цифровых технологий, в том числе и в интернете), получившем распространение в связи с развитием интернет-коммуникации. Оскорбления, как один из видов инвективных речевых жанров, чаще направлены на внешность, умственное развитие или поведение человека. Ср.: «фууууууу, он же страшненький!!!!!», «бесит когда девушки считают себя красотками ты дурра», «да. ну ты и стерва оказалась», «чмошница малолетняя!», «Ты очень страшная.», «овца тупая», «ну и урод ты! моральный …» и т.п. [7].

Если взрослый человек в силу своих личностных, интеллектуальных и других особенностей способен противостоять кибер-агрессии, то, напротив, наиболее уязвимой возрастной категорией пользователей сети Интернет являются дети. Так, согласно статистическим данным, в марте 2015 года на территории Казахстана в среднем за день происходило свыше 28000 срабатываний «Родительского контроля» (средний показатель срабатывания «Родительского контроля» в сутки. За основу взята статистика за первые 20 дней марта 2015 года), предназначенного для защиты детей от нежелательного контента в интернете. Такова статистика, полученная с помощью «облачной» системы мониторинга и быстрого реагирования на компьютерные угрозы Kaspersky Security Network. За указанный период чаще всего блокировались попытки посетить порно-сайты (более 14 000 срабатываний в день), на втором месте – попытки скачать пиратское программное обеспечение (свыше 6000 срабатываний). Далее следует блокирование доступа в социальные сети (около 3500 попыток). В первую пятерку также вошли срабатывания на посещения сайтов с азартными играми (1200 срабатываний), а также страниц, содержащих нецензурную лексику и мат (чуть более 900 срабатываний за сутки). Кроме этого, казахстанские дети интересуются сайтами с оружием, играми, насилием и прочими соблазнами жизни. По результатам статистического исследования Pew Research Center, 73% взрослых пользователей так называемой всемирной паутины были свидетелями агрессии в интернете, а 40% испытали ее лично на себе. Общие результаты исследований таковы:

  • 60% интернет-пользователей были свидетелями оскорбительных обзывательств кого-либо;
  • 53% видели попытки умышленного оскорбления кого-либо;
  • 25% видели физические угрозы в отношении кого-либо;
  • 24% были свидетелями длительной агрессии в отношении кого-либо;
  • 19% сказали, что они наблюдали агрессию на сексуальной почве в отношении других;
  • 18% были свидетелями травли.

Те же, кто лично испытали на себе интернет агрессию, отметили, что агрессия проявлялась, по крайней мере, в одной из следующих форм:

  • 27% были обозваны оскорбительно;
  • 22% были умышленно оскорблены;
  • 8% испытали физические угрозы;
  • 8% подверглись травле;
  • 7% подвергались агрессии в течение длительного времени;
  • 6% подвергались агрессии на сексуальной почве [8].

Таким образом, согласно вышеприведенной статистике, становится очевидным, что 40% пользователей не игнорирует агрессию и почти половина из этих людей отвечает на агрессию в конфронтационном стиле, то есть таких людей – около 20% от общего числа пользователей Интернета. Если конфликт не остановить или не убрать источник конфликта (того, кто проявляет агрессию), то, в худшем случае, через несколько недель, а в лучшем – через несколько лет, конфликт разрастется, и никто уже не будет помнить об источнике конфликта. Тогда уже и действовать по исправлению ситуации будет поздно, и исправить будет сложно (если вообще возможно без особого вреда), так как мнения сторон конфликта будут уже схожи.

Социолингвистические и лингвокультурные особенности казахстанского интернет-общения свидетельствует о том, что в Казахстане сформировался особый тип языковой субкультуры, обусловленный взаимодействием русского и казахского языков.

Наряду с речевой агрессией, характерная особенность казахстанского интернет-общения – написание слов путем совмещения русских и казахских слов или словообразовательных морфем. Как отмечает казахстанский лингвист Алтынбекова О.Б., отвечая на вопрос: «Не жа-

ңалық?» (Какие новости?), многие пишут «Ешкакой» (вместо ешқандай), т.е. никаких. Еш

  • словообразовательный префикс отрицания, какой – русское прилагательное, совмещая данный префикс и прилагательное, пользователи сети получили новое слово. ниже приведены примеры текстов общения в интернете на казахском языке, в скобках дается перевод на русский язык:

Диалог из переписки двух друзей:

    • Слм! Қалайсың? (Привет! как дела?).
    • Жақсы. Өзің? (Хорошо. У тебя?).
    • Жақсы. Не жаңалық? (Хорошо. Какие новости?).
    • Ешкакой (никаких).
    • Не іс жат? (Что делаешь?).
    • Сабақ жазып отырмын. Айжан, Исламның телефон номерін берші. (Учу уроки. Айжан, дай, пожалуйста, телефонный номер Ислама).

– Қаз. 8 707 744 57 99. (Сейчас. 8 707 744 57 99).

    • Раха (Спасибо).
    • Салемчик.
    • Уже бітіремін, Құдай қаласа.

Если бы переписка велась по правилам литературного языка, то она выглядела бы следующим образом:

    • Сәлем. Қалайсың?
    • Жақсы. Өзің?
    • Жақсы. Не жаңалық?
    • Ешқандай.
    • Не істеп жатырсың?
    • Сабақ жазып отырмын. Айжан, Исламның телефон номерін берші.

– Қазір. 8 707 744 57 99.

    • Рахмет.

Зачастую, совмещая русские и казахские слова или словообразовательные морфемы, пользователи выражают различные настроения, придают словам определенную эмоциональноэкспрессивную окраску. Например:

  • Сәлем! Қалайсын?
  • Тема. Өзін?
  • Темағой (тема).

В этом примере четко прослеживается использование слова «тема» в переносном значении. Оно выступает в роли жаргона и выражает значение хорошего настроения. Форма слова «темалау» содержит в себе корень «-тема-» и суффикс сравнительной степени, что придает выражению еще более экспрессивную окраску.

Кроме совмещения казахских и русских слов или словообразовательных морфем наблюдается, пусть и гораздо реже, наблюдается использование одновременно казахских и английских элементов:

  • Негенастр. жок?
  • Шаршаганский (вместо «шаршадым»).
  • Демалу керек.
  • Уакытноу (англ. no) [9, 99].

Указанный пример интересен тем, что здесь наблюдаются как английские, так и казахские, и русские элементы, что свидетельствует о тесной связи и взаимодействии указанных культур.

Казахстанскому интернет-общению присуще написание слов преимущественно на русском языке, но, наряду с ним, также широко используются казахский и английский, таким образом происходит искажение значений в обоих языках. Язык казахстанского интернет-общения отражает общие социолингвистические и лингвокультурные закономерности и процессы, определяющие особенности языковой ситуации в Казахстане, в особенности проявляется взаимодействие и взаимовлияние русской и тюркской лингвокультур.

Наблюдение над практикой интернет-общения показывает, что общий уровень языковой культуры в этой сфере коммуникации и функционирования русского языка невысок и перед лингвистами стоит важная задача по нормализации и кодификации письменной формы русского и казахского языков.

 

Литература

  1. https://ru.wikipedia.org/wiki/Социальная_сеть
  2. Быкова О.Н. Речевая (языковая, вербальная) агрессия: материалы к энциклопедическому словарю «Культура русской речи» // Теоретические и прикладные аспекты речевого общения. – Вестник Российской риторической ассоциации. – Вып. 8. – Красноярск, 1999 // http://psyjournals.ru/langpsy/2015/n3/Egorova.shtml.
  3. http://psychology.net.ru/dictionaries/psy.html?word=58.
  4. Матвеева Т.В. Нормы речевого общения как личностные права и обязанности, формируемые в сфере естественной коммуникации // Юрислингвистика-2: русский язык в его естественном и юридическом бытии: межвуз. сб. науч. тр. – Барнаул, 2000. – С. 46-55.
  5. https://ru.wikipedia.org/wiki/Виртуальность.
  6. Шарифуллин Б.Я. Лингвистическая терминология «Нового времени»: разрыв теории и практики или «новая» парадигма? // Вестник Челябинского госуниверситета. – 2011. – № 24(239). Филология. Искусствоведение. – Вып. 57. – С. 52-54.
  7. Евсеева И.В., Кожеко А.В., Лузгина Т.А. Речевая агрессия и вежливость в интернет-коммуникации школьни ков // Журнал «Современные проблемы науки и образования». – 2014. – № 1 // http://www.science-education.ru/ru/article/ view?id=11863.
  8. http://profit.kz/news/8362/Kazahstanskie-deti-lubyat-porno-oruzhie-i-azartnie-igri/.
  9. Алтынбекова О.Б. Этноязыковые процессы в Казахстане. – Алматы, 2006. – 415 с.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Филология