Семья как источник развития коммуникации и национального воспитания младших школьников

В статье рассматриваются проблемы коммуникации и национального воспитания младших школьников. Также указаны аспекты развития коммуникации в семье и обществе. В статье указано, что для плодотворного воспитания требуется решить ряд узловых проблем, которые, как правило, возникают в процессе коммуникации и воспитания младших школьников в семьях. Рассмотрены пути и предложены рекомендации по использованию аспектов речевого общения и других неагрессивных словесных и невербальных сигналов, помогающих улучшить эмоции младших школьников в процессе коммуникации и воспитания. 

Рассматривая семью, как источник национального воспитания младших школьников мы должны помнить, что семья является основой для социализации личности, возникновения отношений имеющих вначале половозрастной характер, потом уже этнических, национальных и межнациональных отношений. Они обеспечивают основные элементы общения: умение слушать и умение высказываться. Каждый человек живет в каком-то окружении, которое им воспринимается как «семья». Семья является первым местом, где мы узнаем, как общаться. В ней вырабатываются способы того, что и как мы можем сделать в семье. В семье закладываются основы происхождения того, как мы будем определять себя в общении [1, с. 24-25].

Таким образом, дети начинают социализацию, этнический путь с обучения жестам, тонам голосов родителей, братьев и сестер, окружения. Например, когда ребенок, указывая пальцем, просит «ЕЩЕ» или «ДАЙ», он подражает тому, как кто-то другой в семье сделал это или делает по отношению к другим членам семьи. Одна семья, может правильно интерпретировать то, что просит ребенок, но другая семья, обладающая своей системой общения, может не понять требуемого ребенком. Чтобы понять, как семья формирует младшего школьника надо рассмотреть стиль и формы общения, которые имеют место в традиционных семьях в Республике Казахстан и то, как влияет семья какойлибо этнической группы на ребенка, влияет не столько намеренно, сколько в связи со сложившимися исторически формами связей в семье. Вначале это относится просто к общению ребенка с родителями. Далее эти отношения переносятся автоматически на отношения ребенка с другими взрослыми, сверстниками, младшими, которых он встречает во внешнем мире.

Важно понимать, что все, что мы делаем, говорим или не делаем, связано с результатом нашего общения с кем-то. Это могут быть не только слова, но и молчание. Под общением понимается то, как мы говорим, интонации, но кроме того, это выражение лица, позы, жесты, мимика и т.д. В этом смысле, важно иметь в виду, что есть два способа общаться: вербальный и невербальный способ общения. Первый относится к связи через слово, то, что мы говорим или пишем. Невербальный способ общения отражают невербальные жесты, взгляды, позы, голос и внешность.

Невербальный способ общения является более эффективным, в сравнении с вербальным, так как позволяет явно донести, как мы воспринимаем собеседника. Современные исследователи подчёркивают, что для эффективного общения необходимо, чтобы сообщение передалось последовательно в нашей вербальной и невербальной экспрессии. Например, в вербальной составляющей мать или отец говорит сыну: «Я не сержусь!», но в невербальном плане возникает конфликт, так как ребенку важно сильно или нет, хмурится родитель. Ребенок не будет точно знать на какое из средств информации обратить внимание, если вербальный и невербальный компонент противоречат друг другу. Этот вид противоречия является типичным и может поставить перед семьей много проблемных ситуаций, которые с большим трудом могут быть преодолены, и не приведут к конфликтам, потому что общение, сложившееся в семье является недостаточным.

Одна из функций общения в семьях, состоит в том, чтобы выразить свое видение о чем-то, и что эти потребности были услышаны и встретили понимание другого члена семьи. Когда мы рассматриваем семью как источник национального воспитания младших школьников, мы должны явно указать на то, что обычные трудности семей намного легче могут быть преодолены внутри семей. Однако трудности, возникшие в связи с ошибками, заключенными с привитыми семьей мыслями и поступками, вербальным и невербальным компонентом общения, преодолеваются намного сложнее. Человеку внешней среды, воспитанному в других национальных традициях воспитания трудно, практически невозможно догадаться, что мы хотим донести.

То же самое относится к материальным потребностям, благам. Их реализация, достижение прямо связаны с реализованными эмоциональными потребностями. Например, продвижение члена общества по социальной лестнице оказывается связанным с присущими уникальной культуры части общества обстоятельствами. К ним может быть отнесены все что угодно – от «легкости» восприятия жестов, мимики, голоса, до невольного чувства большего и лучшего понимания, почему человек так или иначе одет, выражает свои мысли, совершает понятные менталитету поступки. Кто-то делает вид и надеется, что другие не будут удивляться, тому, что он хочет выразить, другой изначально находится в сходной среде воспитания, не испытывает в такой же степени трудностей восприятия окружающими того, что с ним случилось.

Важно, что все члены семьи обычно могут выражать потребности, эмоции, ожидают ответной реакции без страха быть отвергнутым или игнорируемыми другими членами семьи. Явные потребности устанавливаются ясными и эффективными взаимоотношениями, так как общение в семье связано с первых моментов жизни с членами семьи, которые воспринимают, обычно, членов семьи как неотделимое целое.

При этом семья является закрытым сообществом. В нем, к сожалению, обычно культивируется миф, коллективный опыт того, что «другие», то есть не члены семьи, могут, догадываясь о потребности, которую им будет пытаться донести член семьи, накапливают гнев и производят действия, связанные с невозможностью реализовать эти потребности [2, с. 43-48]. Фактически это ведет к накоплению разочарования в людях, потому что запрещает вовне от семьи прямо высказывать свое мнение и сопутствует затягиванию общения и «гаданиям», как правильно или неправильно выказывать свою любовь к общению, или беспокойство о возможности быть услышанным, реализуемые настолько просто в семье и так трудно вне ее. Таким образом, выступая источником национального воспитания младших школьников процесс семейного воспитания должен работать так, чтобы каждый член семьи взял на себя ответственность за своим эмоции и выражал их, объясняя, что он чувствует, когда происходят какие-то события. Например, вместо того, чтобы сказать «Вы делаете меня сердитым (сердите меня).» намного правильнее сказать «Я чувствую себя очень сердитым, когда ...»". Связь отношений имеет два аспекта, которые в равной степени учитывает исследователь. Первый компонент – это общение реализованное вербально и не вербально. Второй компонент – это умение слушать. До сих пор мы обращали больше внимания на первый аспект, но без сомнений, что слушание в равной степени важно, особенно если вы хотите иметь хорошие связи со своими детьми, и в дальнейшем хорошие связи младших школьников в многонациональном обществе. В обществе мы вплотную сталкиваемся с такими понятиями как «активное слушание» и «эмпатия».

Как отмечалось ранее, дети учатся общаться в пределах своей семьи. В течение первых лет жизни, особенно, когда они еще не могут говорить, важнейшую роль выполняет «взрослый человек», отвечающий, за то, что дети ощутят достаточную степень внимательности, чтобы понять, что их этот «взрослый человек» слушает и понимает их нужды. На ранней стадии это относится к простейшему вниманию: как ребенок плачет, как взрослый человек замечает, что что-то случилось у ребенка (голод, холод, тепло, грязный подгузник, или боль). Это раннее воспитание ребенка показывает ему, что воспитатель узнает и распознает различные типы реакций и действий ребенка, т.е. предпринимает попытки решить потребности ребенка. На этом этапе у ребенка возникает связь с взрослыми, которая должна быть шире, чем связь на уровне отрицания и поощрения, простого вербального общения. Ребенок понимает, что он общается не вербально. Для этого есть два ключевых отношения, которые являются ключевыми для понимания ребенком возникшей связи: понимание требований активного слушания и сопереживания. Активное слушание означает, самоограничение на изменение положений тела, самодисциплина ума в ситуации, когда мы попросили внимание или у нас попросили внимание. Это часто означает для ребенка перестать делать другие вещи и быть готовыми слушать других, давая понять, жестами или словами, что он внимателен к тому, что ему хотят сказать. Например, когда ребенок плачет, он реагирует, услышав: «Не плачь больше", но намного важнее то, что ребенок реагирует заранее и без вербального контакта, понимания, что когда он плачет, кто-то обязательно приблизится, давая понимание, что его спросят, что случилось и попытаются облегчить его боль. Сочувствие, в свою очередь, означает, что ребенок настраивается и сродняется с мыслью, что не только другие реагируют на его сообщения, но и с опасениями, радостями и печалями других людей, которые реагировали или могли реагировать на потребности ребенка. Много раз ребенок будет пытаться угадать, что эта его реакция является правильным мышлением – не только восприятие заботы других, но и его личная эмпатия к другим. Поэтому, чтобы развить эмпатию у ребенка, необходимо контролировать его внутренние реакции на то, что другой человек говорит или делает, и как ребенок реагирует на чужую боль.

Когда мы действуем эмпатия является проверкой чувств других людей, и, следовательно, является способом заставить чувствовать себя человеком, выполнившим свою функцию, в ответ на действительные чувства или события имеющие место в жизни других людей.

Активное слушание имеет прямую связь с культурными, национальными особенностями семьи, так как прямо отражает традиционные социальные, культурные функции внутри семьи. Например, когда социальные роли в семье таковы, что только женщина активно слушает и реагирует на поведение ребенка, то ребенок мальчик может автоматически «обязать» всех женщин быть внимательными, и снять с себя ответственность проявлять эмпатию и развивать навыки активного слушания у себя. В дальнейшем это умение быть чутким с детьми обоих полов, точнее его отсутствие, может быть с легкостью трансформировано не только на половозрастные признаки, но и любые другие.

Так как ребенок, младший школьник еще слишком мал и податлив как личность это привитие эмпатии и активного слушания является хорошим способом, чтобы посеять у него доверие. Это доверие развивается таким образом, что прививает право сообщить о чем-то не только к родителям, но к любому члену семьи (а в последующем не только семьи), в случае, когда этот кто-то нуждается в помощи. Плоды этого доверия сначала способствуют развитию отношений между родителями и детьми. Затем при переходе в младший школьный и подростковый возраст это доверие уменьшает трудности общения.

В любой связи есть некий человек, который хочет передать сообщение (он называется эмитент). Кроме того, есть второй человек (или группа людей), к которому, которым, адресовано сообщение. Этот второй человек называется приемник. Связи, возникающие между эмитентами и приемниками настолько динамичны, что в диалоге люди, будучи передатчики и приемники, в считанные секунды меняются ролями; то есть, они не только отправляют и получают сообщения на постоянной основе, но и меняют свои роли. Смена ролей связана с рядом проблем. Во-первых, проблемы связи возникают, когда эмитент не в состоянии поставить четкий сигнал, или когда в ходе общения имеют место различия между вербальной и невербальной составляющей сообщения. Есть также проблемы коммуникации, когда приемник понимает что-то другое из того, что отправитель хотел ему сказать. Во всех таких проблемах общения будут возникать коммуникационные узлы. В этом смысле, связь можно представить как человека, поливающего растения посредством длинного шланга, по которому человек эмитент обеспечивает растения получатели водой (сообщением). Если на изгибах шланга есть отверстия утечки или узлы (проблемы), вполне вероятно, что вода сообщение не дойдет до растения и уйдет в землю, или же сообщение достигнет растения (получателя), недостаточно обильно полив его водой, поэтому растение вырастет не таким, как ожидалось. В этом случае только тот, кто открыл воду (сообщение) и использовал ключ и способ транспортировки (шланг) в состоянии понять, что растения поливают в достаточной степени. Кроме того именно начавший общение обязан найти узлы проблем, а не оставаться спокойным, потому что ключ открыт, и вроде бы общение осуществлено.

С другой стороны, мы видим и слышать то, что мы хотим увидеть и слышать. Следовательно, наше восприятие селективно. Это приводит к тому эффекту, что иногда мы становимся частью того, что мы выражаем и искажаем. Сообщение состоит из ингредиентов наших собственных представлений. Так связь становится диалогом с глухим, что приводит к взаимному непониманию. Прослушивание половины от целого также происходит к ситуации, когда мы изменяем тему или оставляем ситуацию вне решения, лишь бы не следовать трудному для нас диалогу. К сожалению, само по себе ведение диалога не решает проблему. Иногда такой диалог лишь увеличивает, генерирует в другом человеке обиду и чувство, что-то, что вы говорите, ничего не стоит.

Младшие школьники эмоционально отражают эти чувства. Не понимание проблемы диалога состоящее в искреннем удивлении «Я же веду с тобой диалог (предполагающее: значит, мы можем найти решение)» лишь обостряет или загоняет проблему внутрь. В этой ситуации следует помнить, что диалог – это прежде всего общение. Для общения необходимо, чтобы у эмитента и приемника были достаточно развиты умения и навыки продолжительно концентрировать внимание, слушать, получать информацию и извлекать пользу из опыта других.

Этот тип узла проявляется, когда мы уменьшаем значимость, а фактически унижаем другого, выделяя различия возраста, социального положения, власти, значимости и т.д. Для этого, к сожалению, используется язык насмешки, иронии, все то, что плохо понимает другой человек. Этот подход предназначен для устрашения. Когда человек дезориентирован, легко заставить его сомневаться в себе и своих способностях. Но следует ли семье стремиться к воспитанию у младших школьников этих сомнений?

Именно поэтому дети, младшие школьники, услышав «нравоучительные» диалоги замыкаются и воздвигают непреодолимую стену. Но надо помнить, кто начал диалог и кто является эмитентом, создавшим эту стену.

С другой стороны, сами эмитенты прибегают к этому типу узлов, когда не чувствуют никаких аргументов, или когда хотят, навязать свое собственное видение предмета, не принимая другого. Этот легкий путь позволяет дисквалифицировать собеседника. Аналогично действуют дисквалификации, осуществляемые эмитентом по сравнению с другим произвольно выбранным (удобным для эмитента) человеком. Например, в семье, обращаясь к одному из детей, говорят так: «твоя сестра делает это аккуратно». Этой фразой ребенку сообщается, что он менее упорядоченно живет, что вызывает гнев и чувство неполноценности.

Другой узел связи возникает, когда правота в глазах эмитента связана с личным опытом, и неготовностью прислушиваться к мнениям приемников. Это происходит, когда суждение о чем то, или совет построены без учета реальности и различия конкретной ситуации. Фактически, это совет, без самостоятельного мнения приемника. Чаще всего это ошибка из наилучших намерений, состоящая в том, чтобы помочь или защитить, уберечь от ошибок. Однако это не позволяет расти приемнику, отражая личный опыт и становясь другими. Кроме того, решение проблемы, это не выслушивание многих советов.

Для того, чтобы отменить эти узлы, или предотвратить их формирования, есть некоторые рекомендации, котором мы все можем следовать:

Слушайте: активное слушание означает, что физически и психологически присутствует внимание, когда кто-то обращается к нам. Вам нужно, сосредоточить внимание на том, что сказано (содержание, с учетом информации) и как (тон голоса, жесты, выражение лица и т.д.), как говорят. Прослушивание другого позволяет ему проверить себя и дает пространство времени и внимания, когда он выражается свободно.

Учение в семье – процесс, который означает, что семья заботится и оповещает, что получает и понимает идеи, информацию или опыт своих членов.

Эмпатия требует принятия внутренней паузы, прежде чем реагировать на другого человека, давая время, чтобы захватить свои чувства, мнения, ценности и потребности.

Так как все мы имеем человеческую природу, мы можем настроиться на страхи, горести, радости, гнева и чувства других людей. Для того, чтобы сопереживать, мы посылаем сообщение, что другой является ценным человеком, даже если он чувствует и думает иначе.

Для обеспечения хорошей связи необходимо увидеть и понять идею или опыт, черпая из нескольких источников, выбирая саму позицию. Для этого важно внимательно слушать не осуждая то, что другой человек дает нам.

Сдержанность. Сдержанность сообщает другому человеку, что «мы здесь и сейчас», «мы приветствуем то, что происходит», «мы противостоим силе своих эмоций» и «все это имеет значение для нас». Такое отношение емко означает, что мы верим в собеседника, и мы позволяем ему плавно выражать свои мысли и чувства. Это освобождает и демонстрирует тому, кто нам необходим, что он занимает важное место в нашем общении.

Экспресс анализ взаимных ожиданий. Многие недоразумения возникают из-за того, что не удалось уточнить, что мы ожидаем от ситуации. Экспресс анализ взаимных ожиданий позволит другим знать, чего ожидать и чувствовать, обеспечить в отношениях. Для здорового общения ключевым является то, как человек спрашивает, как просьба выражена в словах, что ждет он от другого. Таким образом, предотвращается фрустрация, разочарования и недоразумения в отношении того, что должно быть достигнуто.

Юмор. Юмор сглаживает неровные края, показывает нам другую сторону ситуации, снижает напряжение и облегчает принятие сторонами решений. Трудности и глупости жизни становятся все более терпимыми, когда люди живут со здоровым и легким юмором. Это включает в себя состояние готовности смеяться над собой, до того как поднять на смех других.

Знание этих элементов коммуникации может помочь нам быть внимательными, когда эти, и другие ключевые узлы общения, воспитания возникают, а также позволит найти способ реализации стратегий для их отмены. Эти стратегии будут служить для связи не только с детьми, младшими школьниками, но также с взрослыми людьми.

 

  1. Соловьева А.Н. Культурные различия как основа этнической идентичности в контексте глобализации /А.Н.Соловьева // Мир психологии. 2009. № 3. С. 23-34
  2. Собкин В.С., Руднев М.Г. Зависть: опыт социологического исследования экономического неравенства /под ред. В.С. Собкина. М.: Центр Социального образования РАО, 2004.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Педагогика
loading...